Рейтинг@Mail.ru
Екатерина Середа: «Я знала, что если буду сидеть дома, то умру. Нужно бороться»

Екатерина Середа: «Я знала, что если буду сидеть дома, то умру. Нужно бороться»

Героиня «ФАКТОВ» 33-летняя Екатерина Середа, сирота с инвалидностью первой группы, сама добилась лечения в Германии. Сейчас девушка учит немецкий язык и надеется получить и работу в Европе

Первая наша встреча с Екатериной Середой и ее мамой состоялась ровно четыре года назад, осенью 2013 года. О непростой судьбе этой девушки рассказала сумчанка Нина Божко. «Катя вместе с мамой живут в небольшом селе под Сумами, — чуть не плакала в трубку женщина. — У них катастрофическая ситуация. Девушка уже давно не может самостоятельно ходить. Ее старенькая мама выбилась из сил. Каждый день на руках пенсионерка переносит дочь с дивана в коляску. Социальные службы о них не знают. Даже пенсию, которую им оформили на карточку, получить невозможно. Врачи не лечат. Денег нет. Вся надежда на вас».

…Когда этим летом Катя оказалась в Германии и ее осмотрели немецкие врачи, их удивлению не было предела.

— Они долго не могли поверить, что в Украине мне не оказывали медицинскую помощь, — говорит Екатерина Середа. — Вернее, они были в шоке. Сначала от того, что я, человек в инвалидном кресле, оказалась в аэропорту одна, без сопровождения, больная и абсолютно без денег. Люди с таким состоянием здоровья, как у меня, в Германии получают совсем другой . Такого отношения к людям с особыми потребностями, как у нас, в Европе нет уже давно.

Медики аэропорта Дюссельдорфа взяли у меня анализы и снова пришли в ужас. Я была на грани жизни и смерти. Резко повысился уровень сахара в крови, поднялась температура. Оказалось, в больной почке развилось воспаление. Еще немного, и она совсем отказала бы. Все анализы показывали общее истощение. Меня сразу же начали спасать. За счет Германии и города Дюссельдорфа. Как раз накануне перелета я обращалась в нашу районную больницу. Хотела взять справку о том, что смогу перенести перелет. Но мне там ответили: «Зачем тебе куда-то лететь? Сиди дома».

«Сидите дома, никуда не ходите. Никому не рассказывайте о ваших проблемах. Не жалуйтесь, все равно вам никто не поможет», — с таким отношением к себе Катя и ее мама сталкивались всю свою жизнь. Когда журналист «ФАКТОВ» в 2013 году впервые оказалась у них дома, радости и удивлению женщин не было предела. «Вы первый посторонний человек, который приехал к нам домой, — сказала тогда Катя. — О нас не знают даже социальные службы. Вернее, не хотят знать».

— Врачи сказали, что Катя такой родилась, — рассказывала четыре года назад «ФАКТАМ» историю дочери мама Антонина Середа. — В детстве ей поставили миопатия, потом изменили его на мышечную дистрофию. Но я считаю, что ее уронили в роддоме. Когда дочка родилась, у меня ее сразу же забрали. Сказали, что у нас резус-конфликт и мне нельзя кормить ребенка грудью. Однажды я уговорила нянечку, чтобы она принесла мне ребенка вечером, когда все разойдутся. Так хотелось хотя бы взглянуть на малышку! Нянечка меня пожалела и принесла дочку. Только уложила ее на подушечку, как в палату вошла еще одна женщина и включила свет. То, что я увидела, не забуду до конца дней: у моей крохотной девочки все личико было в засохшей крови. Видимо, кровь шла из носика, ушек, ротика… Я закричала. Сбежались врачи. Но толком они мне так ничего и не объяснили. А потом нас выписали домой.

Несмотря на то что их село Глыбное находится всего в 25 километрах от Сум, дома с больным ребенком оказалась наедине со своими проблемами. Антонина Алексеевна, вспоминая свою жизнь, вытирала слезы. Больше всего горя мать больной малышки натерпелась от врачей и чиновников. Медики за все время так и не смогли поставить Кате точный диагноз. По крайней мере, даже не попытались объяснить матери, что происходит с ее дочкой. Почему она перестает ходить? Как разрабатывать усыхающие мышцы? До пяти лет девочка еще ходила. Потом, до десяти, ползала на коленках. А затем пересела в .

ПО ТЕМЕ:  Кому дают социальное жилье?

После приезда журналиста «ФАКТОВ» жизнь Кати и ее мамы изменилась как по волшебству. Забегали чиновники, стали приходить социальные работники. Буквально через месяц Кате привезли новую бесплатную коляску. После первой публикации у девушки появилось много друзей.

Катя рассказывала, что они с мамой стали самыми популярными людьми в селе. К ней приезжала даже иностранная гостья — волонтер из Швейцарии Марианна Пифаретти. И пенсию, оказывается, уже не нужно было снимать с карточки в городе. Ее прямо в дом стала приносить почтальон. Работники местного лесхоза построили из дубовых досок, нарубили дров, отремонтировали крышу. Сумчане, читатели газеты, исполнили Катюшину мечту — подарили ей собаку. Еще Катя всю жизнь хотела разводить кроликов, как ее покойный папа. Привезли и крольчат. Сумская фирма «Керамейя» сделала им новогодний подарок — в доме полностью оборудовали туалетную комнату. Отделали ее плиткой, установили новую ванну и туалет. Катюшина мама только вытирала слезы. Теперь уже от радости.

— Я даже подумать не могла, что в мире столько добрых людей, — во время последнего нашего разговора призналась Антонина Алексеевна. — До встречи с вами мы сталкивались лишь с равнодушием. А потом словно увидели свет с другой, доброй и отзывчивой, стороны. Мы очень благодарны «ФАКТАМ». Теперь точно знаем, что справимся с любыми проблемами.

Осенью 2015 года Катина мама неожиданно умерла во сне. И Катюша осталась одна. Всю свою жизнь Антонина Алексеевна посвятила дочке. До последнего дня переносила ее на руках с дивана на кресло. Была ее руками и ногами. Собеседником и самым лучшим другом.

*Четыре года назад «ФАКТЫ» впервые рассказали о Кате. Тогда мама девушки была еще жива

Сразу после трагического события журналисту «ФАКТОВ» позвонили из управления социальной защиты Краснопольского района Сумской области. «У нас один вариант, — сказал социальный работник. — Будем оформлять Катю в . Там за ней всегда присмотрят, накормят, будет своя кровать. Больше ее девать некуда». Все, кто хоть раз был в домах престарелых, могут себе представить, что ожидало бы девушку. Та же Марианна Пифаретти, побывав в таком заведении, сказала: «Так жить нельзя!» — и стала возить туда тоннами гуманитарную помощь. Идти в дом престарелых Катя отказалась. Ухаживать за ней стали родственники. Но девушка понимала, какой непосильной ношей может для них стать.

ПО ТЕМЕ:  Ученые обнаружили новый белок, который является фундаментальным для формирования мышц

— Катя никогда не хотела быть обузой родной сестре, — говорит сумчанка Ирина, ставшая для девушки очень близким человеком. — Сколько знаю ее, она всегда хотела научиться ухаживать за собой и стать максимально самостоятельной.

О Катюше и ее маме я узнала благодаря «ФАКТАМ». Первый раз приехала к ним перед Рождеством, в 2014 году. Считаю, что Господь послал мне Катю как рождественский подарок. У нас в стране сейчас такие непростые времена. Часто кажется, что силы уже закончились. Что жизнь беспросветна. А поговоришь с Катей, и силы прибавляются, и надежда появляется.

Казалось бы: инвалид, ходить не может, ручки все больше слабеют. Но при этом у нее несгибаемая воля и уверенность в том, что все будет хорошо. Она всегда говорит: «Бог меня не оставит. Он мне поможет. Ира, почему ты не веришь Богу? Ведь Он — . Всегда надо верить и молиться».

За время, прошедшее после смерти Катиной мамы, случалось всякое. Были моменты, когда надежду теряли все, кто был рядом и хоть как-то пытался помочь. Нам казалось, что у Кати в голове несбыточные надежды. Она постоянно куда-то стремилась. Уверяла, что сможет добиться лечения за границей. И что там ей помогут. Иногда у меня опускались руки. Я взрослый человек, который знает этот мир и эту жизнь. Я понимала, что Катя хочет невозможного. Во-первых, у нее на руках не было официального заключения украинских врачей с точным диагнозом. Так бывает, оказывается: инвалид в кресле, а точного диагноза и результатов обследований нет.

Один раз была совсем катастрофическая ситуация. Катюше стало плохо, она за свои деньги наняла машину, и ее отвезли в сумскую областную больницу. Была весна, холодно. Она на носилках пролежала в коридоре приемного покоя несколько часов. Ее словно не замечали. Так она и вернулась домой, не попав на прием к областным специалистам. К украинским медикам у нее не было доверия. Поэтому нашла какую-то клинику в Грузии, которая готова была ее принять. Мы стали собирать деньги на перелет и . Но там все оказалось как-то странно. Я не смогла добиться у Кати, кто конкретно и где ее ждет, какой вид лечения они могут предоставить. С Грузией в итоге ничего не получилось.

Что меня поражает в Кате больше всего, так это ее вера в лучшее. Она никогда не падала духом. Не получилось с Грузией, так она стала собираться в Германию. Сказала нам, что там живет ее дядя — брат покойной мамы. Мне казалось, что дядя какой-то сомнительный, было непонятно, ждет он ее или нет. Чтобы развеять сомнения, решила посоветоваться с нашим батюшкой Серафимом. Он мудрый, старенький священник. Выслушал меня и дал благословение: «Пусть она едет лечиться. Давай ей деньги».

Для перелета в Германию нужно было иметь при себе тысячу евро. Я добавила недостающие восемьсот, и Катя полетела к дяде. Он ее не ждал. В тот же день, когда она прилетела к нему в гости, дядя отвез ее назад в аэропорт. И оставил одну, в коляске! Но случайно их разговор услышал русскоговорящий полицейский. И когда дядя выставил Катю из машины, полицейский подошел к девушке. Помог добраться до медицинской комнаты. Ну, а дальше чудесным образом ей помогли врачи.

— Сначала врачи в срочном порядке лечили мне почку, — рассказывает Катя (мы общаемся с ней по электронной почте). — Оказалось, что еще немного, и она бы у меня совсем отказала. Наши украинские медики ее не лечили совсем. Сейчас почка здорова… Мне в Германии очень нравится. Никогда еще я не жила так хорошо, как в немецком хайме — общежитии для беженцев. После выписки из больницы мне дали здесь комнату. У меня есть все: мебель, душ, туалет. Если мне что-то нужно, только нажимаю кнопку. За мной ухаживают, кормят четыре раза в день, вывозят на прогулки, на физкультуру, в сад. Меня лечат и учат ухаживать за собой самостоятельно. Мой врач говорит, что я очень истощена. Несмотря на то что ем и мясо, и рыбу, и молочное, пока еще не набрала нормальный вес.

Такого хорошего отношения, как здесь, я не видела ни разу в жизни. Сначала, конечно, врачи были в шоке от запущенности моего организма, от того, что прежде мне никто не оказывал квалифицированную помощь. Я тронула их тем, что верила в них, как в последний шанс. Что прилетела одна с отказывающей почкой, с истощенным организмом, в инвалидной коляске, без денег и без знания языка. Они удивились моей вере Богу и уверенности, что все будет хорошо.

Здесь я нашла много новых друзей. Все чудеса в моей жизни происходят благодаря Богу и случайным людям, которые становятся лучшими друзьями. Самое важное в жизни — не сдаваться. Человек говорит: «Господи, не могу уже». А Господь ему отвечает: «Ты можешь все, ты человек». Сейчас я жду и молюсь. Надеюсь, что меня оставят в Германии. Учу язык, он мне очень нравится. Хочу потом пойти учиться и устроиться на работу. Я знала, что если буду сидеть дома, то умру. Нужно всегда бороться. Бороться и верить.

Источник http://fakty.ua

ПО ТЕМЕ:  Без рук и ног плывет к мечте. Алексей Талай, который подорвался на мине, готовится к Паралимпиаде

Похожие сообщения

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите правильный ответ: *