Рейтинг@Mail.ru
Когда у инвалидов заканчиваются силы

Когда у инвалидов заканчиваются силы

31 июля покончила жизнь самоубийством прикованная к инвалидной коляске жительница тульского Ясногорска 32-летняя Анастасия Соловьева. У нее осталась 6-летняя дочка. И это далеко не первый такой случай.

В инвалидной коляске Анастасия оказалась пять лет назад после страшной аварии. Она не сдалась, пыталась найти себя, свое место в новой жизни. Приняла участие в программе «Доступная среда», цель которой – оказание инвалидам финансовой помощи на развитие бизнеса. Молодая женщина прошла курсы по маникюру и дизайну ногтей. Но открыть свое дело не получилось: требовалось помещение с отдельным входом и выходом с санузлом.

«Но как мне это сделать, если у меня в подъезде даже пандуса нет и свободно выйти на улицу я не могу. Даже с ребенком погулять нет возможности без посторонней помощи, хоть и живу на первом этаже. Моя мама женщина в возрасте, сама 3-ей группы и помочь мне преодолеть препятствие в виде трех ступенек в подъезде, не может. Да и чтобы снять в аренду помещение, полностью оборудовать его – денег нужно гораздо больше, чем предоставляет государство. Где же мне столько взять? Что мне делать?», – писала Анастасия на своей странице в соцсетях. 28 июля она покончила с собой.

Инвалиды – в группе риска по самоубийствам. Им приходится постоянно бороться – за то, чтобы иметь возможность выйти на улицу из подъезда, перейти дорогу, подняться на автобус, получить работу… То есть за то, что составляет нашу обычную, повседневную жизнь.

ПО ТЕМЕ:  Новый "Кодекс врачебной этики": мнения врачей и их пациентов

Бывает, что у некоторых силы заканчиваются.

В июле прошлого года покончил собой 54-летний житель Красноярска по имени Игорь. Инвалид-, он несколько лет не мог выйти на улицу. Он, и его мать писали в разные инстанции, прося установить в подъезде полноценный удобный пандус. Безрезультатно – желаемый пандус там и не был установлен. Как говорят родные, он просто устал бороться, устал от такого отношения. Правда, позднее в СМИ появились утверждения, что инвалид- покончил собой вовсе не из-за пандуса: в предсмертной он написал, что устал бороться с болезнью и не хочет быть обузой. Только вот чувствовал бы он себя обузой, если бы мог легко выходить из дома, посещать магазины, кинотеатры и так далее? Сам, когда захочет. Если бы вокруг была та самая доступная среда?

Да, постепенно что-то меняется: в новых домах появляются нормальные пандусы, по которым спокойно может въехать взрослый человек на коляске, на большинстве тротуаров есть съезды, а на границе с проезжей частью – специальная разметка для незрячих… Тем не менее, большинство инвалидов по-прежнему заперты в своих домах. Часто ли мы встречаем их на улицах, да к тому же самостоятельно передвигающихся? Да практически никогда, если только не находимся у здания соцзащиты, куда пришел человек с ограниченными возможностями здоровья, чтобы «выбить» очередную справку.

О самоубийствах людей с ограниченными физическими возможностями впервые всерьез заговорили несколько лет назад. Большой резонанс вызвала попытка самоубийства феврале 2015 года 66-летнего бывшего начальника управления ракетно-артиллерийского вооружения ВМФ контр-адмирала Вячеслава Михайловича Апанасенко (после которой через несколько дней он скончался в реанимации). По словам родственников к этому шагу его толкнуло “не оказание адекватного обезболивания со стороны медицинского учреждения”.

ПО ТЕМЕ:  Андрей Чепулис: Вместе можно всё преодолеть!

Незадолго до этого, в январе 2015 года в Москве покончил собой генерал-лейтенант российских ВВС в отставке Анатолий Кудрявцев: его мучили сильные боли из-за рака в четвертой стадии. Именно невозможностью терпеть невыносимую и объяснил Кудрявцев свой из жизни в предсмертной записке. С тех пор в вопросе обезболивания благодаря работе фонда “Вера” и его президенту Нюте Федермессер произошли серьезные сдвиги, однако люди с серьезными заболеваниями продолжают уходить из жизни. И зачастую именно потому, что государство не обеспечивает в должном объеме социальную защиту. Их жизнь – сплошное и существование вопреки. Неудивительно, что многие предпочитают прекратить мучения.

Инвалидов нет в нашем обществе, чтобы мы не говорили. В том смысле, что они в него не вписываются, и мы далеко не всегда  пускаем их.

В мае 2013 года добровольно ушел из жизни Алексей, выпускник коррекционной школы в Калининграде. Как сообщалось в заметке о его гибели, Алексей, имеющий ограниченные возможности здоровья, просто не смог найти свое место в жизни − не смог устроиться на работу, ни, тем более, пойти учиться дальше. Юноша с «особенностями» оказался никому, кроме близких, не нужным.

«Ограниченные особенности здоровья» вырывают людей из общей жизни общества. Об этом все знают и боятся немощи. Страшась оказаться в инвалидном кресле, покончил собой в 2014 году пенсионер из Саратова.

ПО ТЕМЕ:  "Когда не остается ничего, можно ведь шутить, правда?": как жить с болезнью, которую нельзя вылечить

Понимание, что они никому, кроме близких не нужны (а забота о людях с ограниченными возможностями здоровья порой ложится на плечи родственников непосильным грузом) толкает инвалидов к уходу.

В 2013 году в Москве 73-летний инвалид-колясочник убил сначала свою жену, у которой была болезнь Альцгеймера, а потом покончил собой. В предсмертной записке он объяснил причину: не хочет быть обузой для собственных детей.

А на что может толкнуть страх родителей детей-инвалидов за их будущее! Оставшись без родителей, выросшие часто оказываются в специализированных интернатах, им остается только доживать.  Жизнью такое существование можно назвать с трудом. Об этом недавно писала заместитель  директора Детского хосписа “Дом с маяком” Лидия Мониава.

В конце июля этого года на трассе Тюмень-Дон в машине обнаружили тела двух мужчин. 46-летний отец и его 24-летний, сын, инвалид I группы. Причина смерти – «отравление парами бензина». По одной из версий – это совсем не несчастный случай, а убийство и .

Это страшные случаи, но они происходят, и от них не отмахнуться. Хотя есть много инвалидов, которые живут, работают, даже создают семьи. Но часто не благодаря, а вопреки. Вопреки всему – существующему к ним отношению в обществе, равнодушию чиновников, отсутствию элементарной возможности передвигаться…

Источник Православие и мир

Даша – инвалид с рождения. Эта девочка не знает, что такое жизнь без боли. У Даши — ДЦП, гемиплегия III степени и судорожный синдром.

Похожие сообщения

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите правильный ответ: *