Рейтинг@Mail.ru
«Мой сын умер в 1994, но его сердце билось до 2017»

«Мой сын умер в 1994, но его сердце билось до 2017»

В сентябре 1994 года семилетний американец , отдыхавший с родителями на юге Италии, был застрелен в результате преступной ошибки. Его стала трагедией для родителей — Реджа и Мэгги Грин.

Реджи и Мэгги разрешили отдать органы погибшего сына для пересадки, и это решение произвело ошеломляющий эффект в Италии. Число доноров органов в Италии за следующие 10 лет увеличилось в три раза. Позже этот феномен был назван «эффектом Николаса».

Ночная гонка

«Я почувствовал опасность, когда сзади пристроилась машина темного цвета и некоторое время следовала за нами, — вспоминает Редж Грин ту ночь, когда его сына по непонятной причине застрелили совершенно незнакомые люди.

«Вскоре машина пошла на обгон, и я расслабился, подумав, что на самом деле ничего страшного не произошло», — рассказывает он.

Однако вместо того, чтобы завершить обгон, машина поравнялась с ними. Редж и Мэгги услышали громкую ругань. Они решили, что люди в машине хотят, чтобы они остановились.

«Я подумал, что если мы остановимся, мы окажемся полностью в их власти. Поэтому я нажал на газ. Они — тоже. Началась ночная гонка. Потом заднее окно разбила пуля. Мэгги обернулась, но , похоже, крепко спали».

Редж Грин в Альпах с Эленор и Николасом

Но на самом деле все оказалось гораздо страшнее. Эленор действительно мирно спала, но Николасу пуля попала в голову. Через несколько секунд выстрелом было разбито и водительское стекло, после чего нападавшие уехали.

«Я остановил машину и вышел. Внутри включился свет, но Николас не двигался. Я пригляделся и увидел, что его язык немного высунут изо рта, а на подбородке следы — видно, что его стошнило», — вспоминает Грин.

О тех событиях он написал книгу «». Книга легла в основу фильма 1998 года «Дар Николаса», в котором сыграли Джейми Ли Кертис и Алан Бейтс.

«Только тогда мы осознали, что произошло нечто ужасное. Шок, который я пережил, был самым страшным моментом в моей жизни».

Семейный отпуск превратился в кошмар. Николас впал в кому и через несколько дней умер в больнице.

Однако перед этим его приняли решение, которое кардинально изменило жизнь сразу нескольких семей по всей Италии. Они согласились на пересадку органов сына нуждающимся в них пациентам.

«В тот момент это были для нас абстрактные люди. Мы понятия не имели, кто они. Это как отдать деньги на , не зная, на что именно они пойдут. Через четыре месяца нас пригласили на Сицилию, на встречу, потому что четверо людей, получивших донорские органы, жили именно там», — рассказывает Грин.

Во втором ряду слева направо: Редж Грин, Мэгги Грин, Андреа Монджиардо, Франческо Монделло, Тино Мотта, Анна Мария ди Челье, Эленор Грин. В первом ряду: Лора Грин, Мария Пиа Педала, Доменика Галлета, Сильвия Чьямпи, Мартин Грин

Кому пересадили органы Николаса?

  • Андреа Монджиардо: сердце, скончался в 2017 году
  • Франческо Монделло: роговица глаза
  • Тино Мотта: почка
  • Анна Мария ди Челье: почка
  • Мария Пиа Педала: печень
  • Доменика Галлета: роговица глаза
  • Сильвия Чьямпи: поджелудочная железа, предположительно умерла несколько лет назад

По словам Грина, преступники в Италии редко убивают детей, потому что полиция особенно упорно ищет таких убийц.

Именно это и произошло в случае с убийцами Николаса. Результатом тщательного расследования стал арест и приговор для двух итальянцев — Франческо Месиано и Микеле Ианнелло.

До сих пор остается загадкой, что это было — попытка ограбления или заказное , в ходе которого преступники ошиблись машиной.

Однако тот факт, что один из преступников воспользовался услугами одного из лучших итальянских адвокатов, свидетельствует, по мнению Грина, о том, что убийцы были связаны с мафией.

«Убийство семилетнего американского мальчика в стране, где смерть от руки преступника — не редкость, заставило итальянцев глубоко задуматься», — писала Times.

По словам Грина, многие итальянцы испытали стыд от того, что в их стране вот так погиб невинный мальчик, приехавший на отдых. И отчасти мысль об искуплении подтолкнула их к тому, чтобы начать жертвовать свои органы.

Андреа Монджиардо (слева в центре), получивший сердце Николаса, на этой фотографии 1987 года в Милане со своими двоюродными братьями и сестрами

«То, что мы показали им, сколько добра можно принести, сделав это, возымело невероятный эффект, который невозможно было предсказать. Страна, занимавшая одно из последних мест в Европе по донорству органов, за короткое время взлетела почти на вершину таблицы. Ни в одной другой стране число донорских пожертвований не увеличивалось в три раза».

Если в 1993 году, за год до гибели Николаса, в среднем лишь 6,2 человека на миллион давали разрешение на изъятие органов, то к 2006 году эта цифра составляла уже 20 на миллион жителей.

Площадь Николаса Грина в Кассино — одно из многих мест в Италии, которое носит его имя

Имя Николаса продолжает жить

В общей сложности в Италии более 120 мест названы в честь Николаса Грина:

  • 50 площадей и улиц
  • 27 парков и садов
  • 27 школ
  • 16 иных памятников и сооружений, в том числе мост, амфитеатр и даже лимонное дерево
Этот сад в Турине тоже посвящен Николасу

Редж не был готов к встрече лицом к лицу со всеми людьми, жизнь и которых были спасены благодаря органам его сына.

«Когда двери открылись, и эти шестеро вошли, эффект был ошеломляющим, — вспоминает он. (На самом деле органы были пересажены семерым, но один человек не смог прийти из-за болезни). Кто-то из них улыбался, кто-то был в слезах, кто-то стеснялся, но главное — все они были живы. А ведь большинство из них было на грани смерти, — говорит Редж.- Только тогда ко мне впервые пришло осознание того, насколько это важно».

«Я также подумал, какой удар это был бы для родителей, и еще стало понятно, что в это вовлечено куда больше людей, чьи жизни обеднели бы, если бы не удалось спасти этих».

Редж и его жена Мэгги решили, что их дочь Эленор не должна расти одна, и родили двойню — Лору и Мартина, которым в мае исполняется по 21.

«Конечно, в моем сердце поселилась печаль, которой там раньше не было, — признается Грин, — и я никогда уже не буду абсолютно счастлив. Ведь даже когда мне очень хорошо, я думаю: было бы лучше, если бы Николас был с нами».

Его успокаивает лишь l’effetto Nicholas — эффект Николаса.

«Я верю, что каждый раз, когда эта история звучит по радио, появляется в газете или на ТВ, кто-то из слушателей обязательно примет правильное решение. Ведь если они никогда не слышали и не думали о донорстве, они скорее скажут «нет».

Редж с Марией, которой пересадили печень его сына. Через 4 года после операции она родила сына, которого назвала Николасом

Дважды в год Редж Грин ездит в Италию, чтобы рассказывать людям о пользе донорства. Во время своего недавнего визита он встретил Марию Пиу Педалу, которая была в коме в тот день, когда погиб Николас. У нее отказала печень. Однако вскоре после трансплантации печени Николаса она пришла в себя и пошла на поправку.

Через два года после этого она вышла замуж, а еще спустя два года родила мальчика, которого назвала Николасом.

А ведь до 1994 года пересадка донорских органов на Сицилии была почти неслыханным делом.

Грин говорит, что даже Андреа Монджиардо, скончавшийся в этом году, прожил с донорским сердцем в три раза дольше, чем его первый хозяин.

Эта фотография Николаса была сделана в Швейцарии за несколько дней до рокового выстрела

Впрочем, Редж Грин полагает, что наследие его сына простирается куда дальше, чем семеро человек получившие его органы.

Поскольку донорство органов в Италии резко возросло после смерти Николаса, сегодня в стране живут тысячи людей, которым в противном случае грозила бы неминуемая смерть.

http://www.bbc.com/russian

Даша – инвалид с рождения. Эта девочка не знает, что такое жизнь без боли. У Даши — ДЦП, гемиплегия III степени и судорожный синдром.

Похожие сообщения

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите правильный ответ: *