Рейтинг@Mail.ru
Спиридонов: в моей жизни есть вещи поинтереснее, чем пересадка тела

Спиридонов: в моей жизни есть вещи поинтереснее, чем пересадка тела

, первый кандидат на пересадку тела, рассказал РИА «Новости», как относится к тому, что первую операцию проведут в Китае другому пациенту, и что он думает об инициативах доктора по сбору денег для проведения такой трансплантации в России.

В конце февраля 2015 года итальянский хирург Серджио Канаверо объявил о запуске амбициозного проекта . Он запланировал пересадить голову добровольца на донорское тело, соединив спинной мозг с головным при помощи особой процедуры, которую Канаверо называет «протокол GEMINI».

На призыв хирурга откликнулся российский Валерий Спиридонов, прикованный к инвалидной коляске из-за дистрофии мускулов. Россиянин страдает синдромом Верднига-Гоффмана — тяжелым генетическим заболеванием, которое постепенно лишает человека возможности двигаться.Мнения нейрохирургов относительно операции разделились: некоторые не исключают такой возможности в принципе, но не уверены в успехе операции, другие считают пересадку головы авантюрой, которая неминуемо окончится неудачей.

Несмотря на скепсис научного сообщества, Канаверо и его единомышленник, китайский нейрохирург Жень Сяотин (Ren Xiaoting) из университета Харбина, готовятся провести первую операцию по пересадке тела в конце этого года на территории Китая, чье правительство выдало разрешение и средства на проведение подобного эксперимента.

— Валерий, как вы относитесь к тому, что первая операция по пересадке тела будет проводиться не с вашим участием?

—  Я абсолютно спокойно отношусь к происходящему. Я не считаю работу с Канаверо главным проектом своей жизни. Хотя, безусловно, он многое изменил и дал массу новых возможностей, эффективное использование которых стало отдельным удовольствием для меня. Например, мне удалось создать объединение «Стремление к жизни», которое позволяет профессионалам и просто интересующимся людям популяризовать и развивать новейшие и зарекомендовавшие себя достижения науки в целом и медицины в частности.Также я являюсь членом команды, создающей первого в мире массового потребительского робота-помощника, способного взять на себя часть тяжелой работы при перемещении грузов и багажа. А кроме того, веду разработку «умного» инвалидного кресла. Таким образом, у меня в жизни сейчас есть много более интересных и приятных дел, чем подготовка к противоречивой операции по пересадке тела. Так что все к лучшему! К тому же у меня есть девушка, и мы много путешествуем вместе.

— С чем связано то, что операция будет проводиться в Китае?

—  Дело в том, что доктор Канаверо всегда имел под рукой несколько вариантов по проведению операции с расчетом на то, что сработает хоть один из них. Случилось так, что сыграла китайская карта. Правительство Китая оказалось наиболее гибким и способным принимать дальновидные смелые решения, дав ускорение, в том числе, и наиболее созидательной отрасли науки — медицине.

Финансирование исследований по восстановлению спинного мозга по методу Канаверо в Китае ведется из бюджета, работы проводятся в Харбине. Логично, что они оказались готовы лучше, чем кто-либо.Могу сказать, что, со своей стороны, я получал от ведущих российских ученых и медиков самую серьезную профессиональную поддержку. Естественно, что не эти люди должны обеспечивать организацию и финансирование экспериментов, это должно находиться в ведении государства и правительства.

— Поддерживаете ли вы призывы Канаверо по спасению вашей жизни и рассматриваете альтернативные, менее экстремальные методики борьбы с болезнью?

—  Я считаю, что сегодня мне уже необходимо брать свое здоровье в собственные руки. К счастью, при моем заболевании существует вполне опробованная, проводимая достаточно часто в подобных случаях операция по имплантации стального стержня для поддержания позвоночника в прямом, а не согнутом как у меня, состоянии.

Данная операция осуществляется в нескольких местах в России и служит для существенного улучшения состояния здоровья пациентов с моим диагнозом. После нее становится легче дышать, перемещаться в транспорте и просто сидеть. Конечно, она не вернет крепость мышц и не позволит ходить, но качество жизни изменится радикально позитивным образом.

Она стоит не таких фантастических денег, как операция Канаверо. Гораздо более достижимых — 2,4 миллиона рублей. Несмотря на всю мою деятельность и плодотворную работу, лично мне трудно накопить эту сумму в одиночку. Все, кто считает мою деятельность достойной поддержки, могут помочь мне здесь, на платформе Generosity.

РИА Новости https://ria.ru/science/20170622/1497085269.html

Даша – инвалид с рождения. Эта девочка не знает, что такое жизнь без боли. У Даши — ДЦП, гемиплегия III степени и судорожный синдром.

Похожие сообщения

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите правильный ответ: *