Shadow

Полвека дома: репортаж о жизни инвалидов-колясочников

4c95bc8393c4150e4d6fe14cc3c474a9

О том, каково бороться за здоровье, а потом от бессилия опустить руки, сесть в инвалидное кресло и годами не бывать на улице, Бронислава и Феликс Крамковы знают не понаслышке. Они — инвалиды с рождения. Генетическое заболевание ограничило их в передвижении. За братом и сестрой всю жизнь ухаживала мать. Несколько лет назад она умерла, и двое беспомощных людей остались совсем одни. Что им пришлось пережить и как удалось выжить, читайте в воспоминаниях наших героев.

— Сначала никто не замечал, что со мной что-то не так. Первой на мои ножки обратила внимание бабушка. Уже было собрались везти меня в больницу, но тут родился Феликс. Родители закрутились с малышом и только тогда, когда мне исполнилось два года, показали меня врачу, — рассказывает о событиях более чем полувековой давности Бронислава.

e7e21fbf73b3febee3e4d3a9abe44fd1

В больнице маленькой Броне поставили «спастический парапарез нижних конечностей». И вынесли приговор: девочка никогда не сможет ходить.

Но она пошла. Неуверенно, пошатываясь, цепко хватаясь за надежную родительскую руку… Сегодня женщина с трепетом вспоминает те ощущения. Как же все-таки, несмотря на и неудобства, это было здорово!

Счастье длилось недолго. В шесть лет Бронислава навсегда пересела в инвалидное кресло. К тому времени точно такой же диагноз поставили и ее брату Феликсу.

c97f0d3a65a3d15204c1087d8dff6ac4

57238bdfdeb6f6f502c7e10678c565e9_1395830217

c2f59d0036e68fe1e9e4ad49533dc1e2

— Что чувствует мать, когда оба ее ребенка прикованы к инвалидному креслу, одному богу известно. Но наша мама — сильный человек. Мы никогда не видели, чтобы она плакала при нас. Хотя знаем, как ей порой было невыносимо. Ведь вскоре и у отца проявился тот же недуг, позже он тоже перестал ходить. Вот так она за нами троими и ухаживала, — вздыхает Бронислава.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Укол за 150 миллионов. Инъекция спасительна, но цена неподъемна. Может ли в России появиться аналог «Золгенсма» и из чего складывается космическая стоимость

cda23f6628cd9f7b5067a57ae782afe0

Потом был Речицкий интернат для детей-инвалидов. Брат с сестрой говорят, что это были лучшие годы их жизни.

d6f32b3d9e699b315363ac9f7ca2bb50

— Про издевательства и прочие неприятности уже и не помним. Только хорошее. Много друзей у нас было. А я там был уважаемым человеком — фотографом. У меня имелся фотоаппарат «Зоркий» и даже собственная фотостудия. Все события интерната запечатлевал, — с гордостью рассказывает Феликс и в подтверждение демонстрирует два больших фотоальбома с пожелтевшими от времени снимками.

5e6aa329b1615b0e24f728fb512248c1_1395833909

31a388fcb85bf9efc4e5fd7f685af442

bc54e3049ef0a40c26cee023ffeefe54

1878f07204b8b532b802d778b32de62f

— А потом мы снова вернулись домой, — прерывает воспоминания брата Бронислава. — Я очень хотела пойти учиться на переводчика, так как хорошо знала немецкий. Привезла меня мама в университет, а нам там прямым текстом сказали: инвалиды нам не нужны. Так пришлось расстаться со своей мечтой. Позже для инвалидов организовали комбинат надомного труда. Нам предложили шить рукавицы. Сколько мы их нашили! С утра до ночи машинки работали. Поэтому и зарплата была хорошая. По 200 рублей получали. Это были немаленькие деньги. Отец тоже без дела не сидел. Он был сапожником. Особенно хорошо подшивал валенки. От клиентов отбоя не было. Вот так в работе и забывали про свое горе.

ca202e920d7239e590e6353b0fb35ac0

Но приближались девяностые. Комбинат закрыли. Умер отец. И все в семье Крамковых пошло как-то не так.

— В 2008-м мама слегла и несколько месяцев не вставала. Нужен был . А кому ухаживать? Мы сами беспомощные. Соцработник приходила, но она не всю работу делала так, как надо. Сами понимаете, нужно и помыть человека, и переодеть, а она брезговала. Слава богу, помогала соседка. А когда мама умерла, мы остались совсем одни. Тогда принялись искать того, кто смог бы нам помогать жить дальше, но оказалось, что это непросто. Предложений поступало много. Но если звонили молодые, то просили за свои заоблачные деньги, которых у нас не было. Звонили и пенсионеры, но им ведь нельзя опекунство это оформлять. А потом мы обратились на телевидение. Так у нас появилась Катя.

537bcbc6f4c0b5b34734c829be0b7907

Катя — это молодая 33-летняя женщина. До встречи с Брониславой и Феликсом сирота слонялась по общагам да съемным комнатам. Поэтому на их предложение согласилась, особо не раздумывая. Они дали ей крышу над головой, а она, в свою очередь, обеспечила инвалидам уход. Никто не скрывает: сначала это было взаимовыгодное сотрудничество. Но теперь они — уже родственники. Впрочем, за свою работу Катя получает деньги. Если так можно назвать в 1 млн 300 тыс. рублей.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Компания «Рош» проанализировала влияние глобальной пандемии на пациентов со СМА и разработала меры реагирования

e3bd45d40d1faccfa7fd712d7c64d86a

Планов на будущее Катя не строит. У нее нет своей семьи, и она говорит, что не хочет.

— Так а за кого выходить-то? У нас здесь одни алкоголики, — оправдывает свой выбор женщина.

— Ребеночка-то чтобы завести, мужа необязательно иметь, — подсказывает Кате Бронислава, но та непреклонна.

25c7bbe7995aa0418423c0a35a3f38b1

8f8778b65c4cb99556e8129c6bc2ab62_1395841684

06a5b7701c297e92fe1920018419ab8d

На жизнь в этом доме жаловаться не привыкли. Если только на врачей. Да и то не на них, а на систему. В качестве хрестоматийного примера Бронислава приводит последний случай.

— Зимой мне целый месяц было плохо. Думала, уже умру. Каждый день рвота, тошнота, температура… Пришел участковый, выписал направление на УЗИ желудка. А как добираться в больницу? На такси-то на наши не разъездишься. Я вспомнила, что есть социальное такси. Звоню, рассказываю о проблеме, а мне отказывают. Дело в том, что часть нашего поселка относится к Советскому району Гомеля, а другая часть — вот, через дорогу — это уже Гомельский район. Так поскольку я проживаю в Гомельском районе, ко мне социальное такси Советского района приехать не может. А в Гомельском районе такой услуги нет. И, вы знаете, мне пришлось сделать то, чего я никогда в жизни не делала. Я позвонила в поликлинику и пригрозила, что если за мной не приедет машина, я обращусь на горячую линию Минздрава. А я же так с людьми не привыкла разговаривать. Но что было делать? Как еще добраться? И что вы думаете? Через 15 минут прибежал мой участковый и сообщил, что завтра за мной приедет машина и отвезет в больницу на УЗИ, — вытирает слезы Бронислава.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Оставшемуся без еды из-за коронавируса мужчине с мышечной дистрофией Дюшенна подарили годовой запас наггетсов

— Да, отвезти-то отвезли, а назад все равно пришлось самим добираться, вызывали такси, — напоминает Катерина.

68efb5365f2de31f711d7f79807f5f33

e47f7633829f735556359dae0a7eb8b5

Это был первый за последние десять лет выход Брониславы на улицу. Когда состоится следующая прогулка, инвалиды не загадывают:

— Ну а как нам выходить? Коляски наши совсем уже негодные, того и гляди развалятся. Если поломаются, то других у нас нет. Спасибо соседу, ремонтирует, если что выходит из строя. Поэтому мы их сильно бережем. В окошко на мир посмотрим, да и ладно…

3f6fa7c714d681f30ca1d4dd200f2363

098d56a90d62cc54e978abc0deb497bf

Источник: http://people.onliner.by/2014/04/01/polveka-doma/

ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ | БЕЛАРУСЬ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *