Shadow

За Зинаиду Туснолобову

За Зинаиду Туснолобову

Герои, совершавшие подвиги на войне, подавали пример и в мирное время. Вся жизнь человека, о котором мы решили рассказать, тоже один большой подвиг, за который не дают звезду героя, но и сегодня эту женщину помнят в разных уголках Беларуси. Это , во время войны ей ампутировали руки и ноги, после победы она вышла замуж, родила двоих детей.

За Зинаиду ТуснолобовуВ доме на бывшей улице Ленина в Полоцке сменилось уже несколько хозяев. Домовая книга вся исписана, её давно пора было сдать, но людей останавливает запись, которая была сделана первой. В 1955 году сюда переехала жить семья героя Советского Союза Зинаиды Туснолобовой-Марченко.

Александр и Инна Гражевские, жители г. Полоцка: «Книжка не рядового человека, скажем так, в память из уважения о доме этом, где-то просто её сдадут на макулатуру – и вот её судьба, а так хоть кому-то останется».

Этот дом в кадрах кинохроники 1965 года. Принимают армейских гостей. История не сохранила звук, только чёрно-белый видеоряд. Около пяти минут интервью с Туснолобовой-Марченко, в какой-то момент в комнату входит дочь Нина. Журналисты и писатели здесь были частыми гостями. Вся жизнь этой женщины – один большой подвиг.

Это было в феврале 1943 года. Спасая раненного командира, старшина медицинской службы Зинаида Туснолобова сама получила тяжёлое ранение, сутки пролежала на поле боя, среди трупов её случайно обнаружили советские разведчики. Чтобы спасти жизнь, врачи ампутировали её руки и ноги. Эта фотография потом облетит многие газеты. Как сможет она напишет и знаменитое обращение к солдатам.

«И вот я инвалид. Недавно я научилась писать. Это письмо я пишу обрубком правой руки, которая отрезана выше локтя. Мне сделали протезы, и, может быть, я научусь ходить. Если бы я хотя бы ещё один раз могла взять в руки автомат, чтобы расквитаться с фашистами за кровь. За муки, за мою исковерканную жизнь!

Русские люди! Солдаты! Я была вашим товарищем, шла с вами в одном ряду. Теперь я не могу больше сражаться. И я прошу вас: отомстите! Вспомните и не щадите проклятых фашистов. Истребляйте их, как бешеных псов. Отомстите им за меня, за сотни тысяч русских невольниц, угнанных в немецкое рабство. И пусть каждая девичья горючая слеза, как капля расплавленного свинца, испепелит ещё одного немца».

15 месяцев она провела в госпиталях сначала Свердловска, потом Москвы. Освобождая её родной Полоцк, танки и самолёты шли в бой «За Зину Туснолобову». Потом в её судьбе было ещё одно письмо, которое определило всю последующую жизнь. Она писала Иосифу Марченко, с которым познакомилась за три месяца до войны.

«Милый мой, дорогой Иосиф! Прости меня за такое письмо, но я не могу больше молчать. Я должна сообщить тебе только правду… Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть для тебя обузой. Забудь меня. Прощай.

Твоя Зина».

Ответ не заставил себя долго ждать:

«Милая моя малышка! Родная моя страдалица! Никакие несчастья и беды не смогут нас разлучить. Нет такого горя, нет таких мук, какие бы вынудили забыть тебя, моя любимая. И у радости, и у горя – мы всегда будем вместе. Я твой прежний, твой Иосиф. Вот только бы дождаться победы, только бы вернуться домой, до тебя, моя любимая, и заживём мы счастливо. Вчера твоим письмом поинтересовался один из моих друзей. Он сказал, что, судя по моему характеру, я должен с тобой отлично жить и в дальнейшем. Я думаю, он правильно определил. Вот и всё. Писать больше некогда. Скоро пойдём в атаку. Желаю быстрейшего выздоровления. Ничего плохого не думай. С нетерпением жду ответ. Целую бесконечно».

Они расписались сразу после Победы. Но семейная жизнь началась ещё с двух трагедий: от болезней умерли двое родившихся детей, и из Сибири семья переехала в Полоцк. Сначала здесь родился сын Владимир, потом дочь Нина. Сегодня она часто просматривает этот семейный фотоальбом. Здесь только чёрно-белые фотографии, на первой странице снимок доктора, который боролся за жизнь Зины Туснолобовой, есть фото той разведчицы, которая нашла умирающую санитарку, в Полоцк «Зине» шли сотни писем.

В их доме всегда была помощница, но справлялись по хозяйству и сами как могли, вспоминает дочь Нина. Отец взял на себя заботу о детях, мать, несмотря на инвалидность, научилась шить.

Нина Есипёнок, дочь Зинаиды Туснолобовой-Марченко: «Стирала, она руководила у нас. Машинка такая была, отжать не могу, силы не хватает, плачем вдвоём: я плачу, что не получается, она плачет, что меня жалко».

На рабочем столе Туснолобовой-Марченко стакан стоял только гранёный, такой она ещё могла поднять без посторонней помощи, она научилась писать, ноги её заменили протезы. Её голос часто можно было услышать по радио, она посещала школы и трудовые коллективы, после войны в Советском Союзе было около 20 000 тысяч инвалидов, но о женщине, которую не сломала война, писали и рассказывали больше всего.

Нина Есипёнок, дочь Зинаиды Туснолобовой-Марченко: «Она не думала, что она ущербная, что у неё нету рук, нету ног, она полной жизнью жила, в детстве этого как-то не понимаешь, не замечаешь то, что рук и ног нету, а теперь вот страшно подумать, сижу иногда и думаю, как она жила…»

Чтобы получить звание Героя Советского Союза медсестра должна была вынести с поля боя 80 солдат. Свою заслуженную награду Зина Туснолобова получила только в 1957 году. «За исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым» в 1965 году она была удостоена и высшей награды Международного Красного креста – Медали имени Флоренс Найтингейл (в Советском Союзе такие награды были присвоены только трём женщинам).

Ирина Сыревич, старший научный сотрудник Национального полоцкого историко-культурного музея-заповедника: «Везде писали о подвиге Зины, потому что она была женщина-солдат, женщина-мать, женщина-герой. Ей посвящали стихи, ей приходило до 80 писем, о ней знали в Сибири, о ней знали в Беларуси, о ней знали в России».

Стенд, посвящённый Туснолобовой-Марченко, есть в Москве, в музее-квартире Николая Островского.

Наталья Сосновская, заместитель директора по науке музея-центра «Преодоление» им. Н. Островского: «Одно из направлений нашей работы – работа с людьми с ограниченными возможностями. Исторически сложилось так, что Николай Островский стал примером для людей, которые пострадали, которые вынуждены были преодолевать себя, выходить из сложный жизненных обстоятельств. Уже в 40-е годы прошлого века, когда был создан музей, появилась группа людей с корчагинскими судьбами и музей начал комплектовать личные материалы этих людей. Мы формируем рассказ об этих людях. У нас есть и старшее поколение. Вот как раз Зинаида Туснолобова у нас не случайно… Медсестра, у неё вообще колоссальные заслуги, тяжелейшая судьба, тяжелейшие травмы, и человек находит в себе силы жить дальше… Поэтому её фонд, конечно, пусть он и небольшой, но тем не менее, составляет нашу гордость».

Полоцкие историки сейчас по всему бывшему Советскому Союзу ищут новые сведения о Зинаиде Туснолобовой. Оказалось, под Воронежем, на месте её последнего боя, установлен мемориальный памятник. В архивах нашлись и уникальные кадры празднования 1100-летия Полоцка. К молодёжи с высокой трибуны тогда обращалась Туснолобова-Марченко. Новые сведения нужны для новой экспозиции о жизни и подвиге знаменитой полочанки.

Летом 1987 года в доме, где последние годы жила Зинаида Туснолобова-Марченко, открыли музей. На сегодня в Беларуси это единственный подобный музей-квартира. Но сейчас здесь экспозиции нет, идёт большой ремонт.

На примере жизни Туснолобовой-Марченко выросли сотни мальчишек и девчонок. Во многих семьях есть фотографии с женщиной, которой гордился весь Полоцк, ей присвоили звание почётного гражданина.

Туснолобова-Марченко не дожила до своего 60-летия. Родные уверены: сказались раны, полученные в годы войны. Похоронена Зинаида на Красном кладбище в Полоцке. На могиле всегда живые цветы и венки, в том числе от тех, кто продолжает её дело. Медицинский колледж в Полоцке носит имя Туснолобовой-Марченко.

[flv]http://ont.by/webroot/delivery/files/video/konturi/2013/12_05/12_05_zazinu.flv[/flv]

Источник: ОНТ

ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ | БЕЛАРУСЬ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *