История Максима Богдана

Доброго дня, уважаемый читатель! Начну повествование с того, что в случайности не верю, но, несмотря на это, скажу — «случайно» зашел на страничку компании ОТТО БОКК, опять-таки «случайно» увидел конкурс, проводящийся этой компанией, и решил рассказать свою историю. Возможно, она кому-то будет интересна. И надеюсь, принесет читателю пользу в делах житейских. Но более всего уповаю на то, что мой рассказ внесет духовную поддержку в того, кто в ней нуждается сегодня.

В душе больше не живут мечты,
Все смыли времени дожди,
И цель потеряна судьбой,
Хронос все, унес с собой.

И крик отчаянья души,
Расторгнет каторжный покой.
Заставит вспомнить обо всем,
И вновь поманит за собой.

Летний день

С Вашего позволения, прежде представлюсь, дабы Вам иметь представление, чью историю Вы читаете, и кто ее повествует.

Мое имя, Максим, фамилия моя Богдан, родился в 1981 году от Рождества Христова, живу в Сибири, в городе Барнауле, и я инвалид 1 бессрочной группы. Диагнозы врачей: черепно-мозговая травма — левосторонняя парализация, амнезия, нарушение вестибулярного аппарата, поражение речи, воздушная гангрена — ампутации обеих ног.

По какой причине решил участвовать в конкурсе со своей историей? Во-первых, сразу сделаю оговорку. Проводящийся конкурс несет подтекст — «приз зрительских симпатий». Для меня сам «приз» не столь важен, насколько важно иное, — я надеюсь, что моя автобиография привнесёт хоть некоторую поддержку людям в ней нуждающимся. Приз — это тоже неплохо, но это на втором плане. И, разумеется, я ни в коей мере не против искупаться в зрительских симпатиях, то есть в Ваших – это будет самый дорогой подарок.

Теперь давайте я Вам, Уважаемый Читатель, подробнее расскажу о себе, о своей Семье, которую мне даровала Судьба уже после трагических событий, произошедших в моей жизни. Вкратце обрисую о целях нашей Семьи, стремлениях и вообще о нашей жизни ну и моей, в частности.

Вступление. «Семья моя»

Ангел мой — мой спутник верный,
В этой жизни, ты мой свет.
Будешь ты мне, Евой первой —
Счастья, трепетный рассвет…

maksim_bogdan_24_9_page

Уже когда я стал инвалидом, Судьба благословила мне Семью. 18 августа 2011 г. мы с супругой зарегистрировали наш союз в Центральном Дворце Бракосочетаний. У жены три дочери от первого брака (младшая из которых теперь наша общая дочь).

В свое время я потерял все, но, Судьба подарила мне новую жизнь… Хочу поделиться с Вами своей необычной судьбой обычного человека, живущего рядом с вами.

Эта история рассказывает о том, насколько необычно иногда складываются жизни людей, почему не стоит отчаиваться и ради чего несмотря ни на что, нужно продолжать жить дальше, веря в доброе и светлое грядущее. Это рассказ о том, что чем сложнее испытания в жизни человека, тем бережнее он начинает ценить то, что имеет… А теперь обо всем подробнее.

Мы предполагаем, а Бог располагает

Сорвем веригов наших тяжесть.
Душе своей дадим свободу.
Тогда лишь все нам станет ясно,
Когда всего что есть, не будет!

Жил я обычной жизнью обычного парня, у меня, как и у других молодых людей моего возраста, была распланирована жизнь на ближайшее будущее. «Но дело в том, что не все так как хотим видеть случается, чаще происходит так, как оно должно случится». Даже не знаю друзья, с какого конца начинать повествование, уж очень длинная история.

Пожалуй, начну с того, что в возрасте двадцати пяти лет потерял единственного близкого и дорогого мне человека – маму. Кроме нее у меня никого не было. Можете ощутить всю трагичность и ужас потери для меня. Папы тоже не было, но это уже совсем иная история.

Мама страдала гипертонией, при походе в магазин у мамы на улице прямо перед домом остановилось сердце. «Скорую» вызвали сразу же, но, к сожалению, добраться машина с медиками смогла лишь через 20 минут, как сами понимаете, спасать было к тому времени некого, таким образом, в 45 лет 2006 года мамы не стало.

Все что происходило после, наверно описывать не стоит и без того все понятно. «Я почти ощущал это, это слова мамы, буквально гремящие у меня в голове: «Нужно, сынок, жить дальше». Так бы хотела моя мама, слышал я. «Жизнь не кончилась, сынок, – сказала бы мне мама ласково. – Живи и борись за свое счастье в этом мире». Я буквально слышал добрый голос своей мамы.

До того времени

До всех этих событий я работал продавцом – консультантом, по продаже бытовой техники, работал на двоюродную сестру своей мамы, вернее, на зятя маминой сестры. За три дня до произошедшей в моей жизни трагедии бизнес этого зятя пришел в упадок и магазин был закрыт.

Таким образом, я остался без какой-либо работы, а на этого зятя я работал неофициально, без документов. И за три дня до этой беды потерял единственное место, где мог зарабатывать деньги. У меня не было паспорта, он либо пропал во время пожара, либо был кем-то похищен, когда всей толпой народ выносил наши вещи из полыхающего дома. У нас с мамой дом пережил серьезный пожар, у меня не было российского гражданства (родился в Казахстане, а после развала Союза сами помните и знаете, что было).

После случившегося я начал ходить на ближайший рынок, где торговали азербайджанцы и узбеки. Меня «гости» из Средней Азии нанимали для переборки своего товара, деньги платили небольшие, но надежные, да и жить на что-то нужно было.

У родни просить и ждать помощи я не мог, как таковых родственных чувств ни у кого из родни не было, и соответственно помощи тоже можно было не ожидать. А работу без паспорта найти непросто – реальную работу, без мошенничества.

В общем, зарабатывал так, как мог и где мог, жил тем, что Господь благословит. Так и работал до одного не очень благополучного дня, день, который у меня напрочь вылетел из головы в буквальном смысле слова…

Люди в белом

Вновь один, вокруг лишь стены,
Мыслей смерчи – рой могучий.
Страх и вздохи, чрева плены,
Рамки тела, храм колючий…

Открыв глаза, увидел себя в какой-то незнакомой комнате, в которой были такие же незнакомые мне люди –люди в белых халатах. Я не мог ничего понять, не мог ничего сказать и вообще даже не представлял кто я сам такой, не знал, как меня зовут, в общем жуть какая-то. Нет, страха не было, — было много вопросов.

Очень хотелось пить, я пробовал просить, но язык мне не подчинялся, — вместо того вылетали звуки на неизвестном мне диалекте, то ли иврите, то ли на древнем языке индейцем Гваделупа. Полежал, пораскинул мозгами и решил встать и сам раздобыть стакан воды, но тут меня ждал новый сюрприз, встать я не смог, к тому же, безумная боль отозвалась на это действие, начиная с головы и заканчивая болью в правой ноге. Вот тогда и начали выстраиваться предположения о том, что со мной не все в норме и скорее всего все крайне нехорошо…

Я просто лежал. Голова была пустой и безмятежной, словно в каком-то вакууме и ни одной мысли в этом пространстве не летало, мозг представлял собой некую черную дыру, среди бесконечного океана пустоты и безмолвия. Сколько летал в этом безбрежном океане пустоты не помню, но что-то или кто-то (возможно это был какой-то звук за окном) переключил меня на мир действительный и на реальность.

Осознав себя, я взглянул на окно, за которым вырисовывался городской пейзаж. Похоже, было, что это четвертый — или пятый этаж здания. В проеме окна можно было заметить лишь макушки деревьев, на которых расположились и о чем-то спорили птицы. Дальше, за деревьями, можно было видеть последние этажи однообразных жилых коробок, которые как бы повторяли самих себя в отражении зеркал, отличие было лишь в том, что все последующие были несколько меньшего размера.

Разглядывая городской пейзаж, я незаметно для самого себя вновь отключился от реального мира и погрузился в капкан мыслей ни о чём. То есть, вроде и думаешь, о чем-то, но на самом деле мыслей о каком-либо предмете и размышлений нет.

Нарушил ход пустых раздумий человек, зашедший в комнату. Он представился кому-то из врачей, находившихся в комнате. Имя его я не расслышал, но догадался из того, как все присутствующие перевели взгляды в сторону моей койки, что этот человек в форме пришел именно по мою душу. Этот мужчина среднего роста, средних же лет, в форме, подошел к моей койке, достал блокнот и начал задавать вопросы. Я вообще не мог понять, что этому человеку надо, просто лежал, смотрел на него и хлопал ресницами, тараща на него глаза, как будто понимаю то, о чем он мне говорит. Через минуту к нам подошла сестра в сияющем белом халатике и заговорила с милиционером (кто это был, я уже после понял, время спустя).

– Степан Павлович, простите, но мы ведь вам говорили, что этот молодой человек, по всей видимости, в связи с серьезной черепно-мозговой травмой не может говорить. К тому же не исключено, что у этого пациента с такой гематомой вполне может присутствовать амнезия, ему вообще повезло, если можно так выразиться, что он остался жив. Поэтому побеседовать с ним вам пока не удастся.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  В Москве нашли мужчину, спасшего инвалида-колясочника при теракте в Крокус Сити Холле

После этих слов медика я начал что-то смутно представлять. Я не помнил, кто я, как все и, что именно со мной случилось, но начал немного понимать, что это больница, — что уже было для меня серьезным прогрессом. Мужчина как-то виновато извинился и попросил у медсестры, чтобы дали знать, если я оклемаюсь (слова «оклемаюсь» и «если» помню крепко засели у меня в голове, тогда стало ясно, что все еще хуже, нежели я предполагал до того, — и это «если…»).

Он ушел, я так и остался лежать и пытаться выстроить какие-то предположения, что же все это значит и, что со мной было. А все что случилось, я узнал много позже. По всей видимости, дело было так.

Я возвращался с рынка, при мне было немного заработанных денег, это сумма составляла не более 100 рублей. Видимо, кому-то эти гроши понадобились больше, нежели мне, мне просто проломили голову чем-то очень тяжелым (полголовы не просто так поломать) и предполагая, что я уже не жилец, скинули в какой-то люк. В больницу позвонил неизвестный и по телефону сказал, что в канализационном люке лежит человек в крови.

Вот так медики обнаружили меня, вернее еще бы недолго, и они обнаружили бы мое тело, а не меня, потому как до того чтобы душа моя с ним рассталась, оставались считанные часы, а может и минуты. Я находился в первой городской больнице Барнаула, документов при мне не было, сказать я тоже не мог, да если бы и смог, то сказать было нечего, потому как ничего не помнил. Так прошел месяц. Дело в том, что в первой городской больнице человек без каких-либо документов и неопознанный находиться более месяца по Российским законам не имеет права. В связи с чем меня, по прошествии месяца, повезли в иную организацию, носящую название – «прием сестринского ухода».

Прием сестринского ухода

Отчего одиночество преследует нас?
Все твердят,- судьба виновна.
Ты вновь один в который раз.
Но в мире этом всё условно

Меня как уже сказал, перебазировали в другую организацию. Что можно сказать об этом месте? Своего рода та же больница по сути, те же процедуры, тот же режим, все одно. Хочу сказать следующее – изначально в связи с парализацией, я не мог даже сидеть, — валился на левый бок, (это вестибулярный аппарат, который был нарушен травмой).

Так вот, мне предоставили массажиста. Парень примерно моих годов, крепкий, открытый и общительный, как сейчас помню, звали его Антон. Антон учил меня сидеть на койке, есть самостоятельно. Самостоятельно, нормально сидеть я учился примерно в течение месяца.

Окрылённый своими успехами, решил учиться говорить, читать и писать. Я попросил у кого-то ручку, нашел в старой газетке сканворды, начал пытаться вспомнить, как я это когда-то делал (я раньше увлекался кроссвордами, сканвордами и головоломками), короче говоря, самостоятельно в течение полугода научился, а вернее вспомнил, как писать и читать. Более или менее говорить начал примерно уже через месяца три-четыре. Не все понимали, что именно я говорю, но объясниться уже мог.

Антон – инструктор, воодушевленный первой победой, загорелся новой целью – научить меня ходить. Сначала, он меня подымал и держал опирая на стенку, и я держался благодаря стене и держась за тумбочку. Таким образом, прошли наверно около полугода наших и моих собственных занятий. В какой-то из дней Антон пришел и в руках он нес ходунки. «Время, — говорит, — пришло пробовать ходить, ты уже почти готов». И мы начали новые занятия, — ходьба с ходунками.

Растягивать не буду, скажу лишь саму суть – примерно через год упорных усилий и тренировок, парализованный и немой, человек после амнезии, смог говорить, читать, писать и ходить. Но вот в чем парадокс ситуации и порядка. После того, как я начал самостоятельно хоть немного передвигаться, смысла держать меня в этом заведении не стало, и меня выписали, и отправили домой.

Дом, милый дом

В этом черно-белом мире,
Ты везде меня найдешь,
Среди чужих, в чужой квартире,
Ты в сердце памятью кольнешь.

До отчего дома добирался невероятно долго. Кое-как шагая, хромая на обе ноги, стиснув зубы от беспомощности, шел домой. По пути размышлял, что ждет меня там, дома, есть ли этот дом вообще еще, как в конце концов вообще жить и как доехать до того дома без копейки денег. Прибыл. Но что это – тот ли это дом, в котором мы с мамой, когда-то жили?

Прошло чуть более года, но за это время дом превратили в настоящий сарай, теперь это были просто стены. Окон нет, дверей почти нет, само собой о том, что было, когда-то в самом доме, о каких-либо вещах и речи не было. Вандалы потрудились на славу, вынесли все, что можно было вынести и сломали все, что сломать возможно. Я зашел в то, что осталось от дома, в его остов. Друзья, что я вам скажу, там даже печки не было. Вот такие дела, печку видимо просто сдали на лом «металлисты», искатели красивого металла в природе. Электроэнергия надо полагать за неуплату была отключена (да и платить было некому).

Что же делать в этих стенах, как жить и главное, жить на что? Заработать практически не могу, парализованный, с одной рабочей рукой. Такой, каковым стал, никому, разумеется, не нужен: ни родне, ни друзьям. Посидел – подумал, что ж, придется рискнуть пойти туда и разведать, где уже потерял часть здоровья, снова на рынок, может на переборку каких-нибудь фруктов и наймут.

Время ходьбы на рынок начало занимал раза в четыре больше времени и раз в двести больше сил в таком состоянии. Но ходил и работал, под страхом риска для жизни, ведь вполне могло статься так, что если история повторится, но дважды так не повезет, как «повезло» в первый.

Так трудился, зарабатывая на кусок хлеба вплоть до холодов. Само собой, когда начались первые заморозки, фруктами прекратили торговать, и работа была закончена. Дальше жил уже в буквальном смысле тем, что Бог пошлёт. А точнее, что принесут соседи. Кто суп в баночке принесет, кто краюху хлеба, тем и жил. В пустом, холодном, не отапливаемом доме, с одинарными потрескавшимися стеклами, без освещения и топления, я встретил лютую, сибирскую зиму. Кутался, чтобы не замерзнуть в старые одеяла, руки грел дыханием. Так я встречал Новый год, 2010 год. Я закутался во все то, что представляло из себя сберегающий температуру материал, согрелся и уснул в преддверии нового года.

Сибирский Новый год

Я мир хочу где нет болезней,
где нет войны и горя нет,
Мир добрый, радостный, чудесный,
где нет больных и нет калек.

Новый 2010 год принес мне «подарок». Когда согрелся и заснул, на улице было градусов 20–25, в доме ненамного теплее, потому как печи не было. Заснул я в 2009-м и на улице было 25 градусов, а проснулся в 2010-м от «подарка» в 40-43 градуса мороза. Проснулся от того, что замерз невероятно, в первую очередь начал трогать руки, они побелели, но вроде были в норме. После я обратил внимание на ноги и с ужасом понял, что я их не чувствую.

Кое-как с огромным трудом поднялся с примёрзшего пола, на котором спал. Спотыкаясь и тяжело шагая, опираясь на палку, поплелся на улицу, время было 6.30 утра Нового 2010 года. Дошел до одного соседа и рассказал, что случилось, они с женой вызвали «неотложку», меня увезли в третью градскую больницу, там поместили в «ожоговый центр». Вердикт врачей как гром прозвучал, — воздушная гангрена, необходима подготовка к ампутации обеих ног.

«Все думаю – теперь это уже точно конец! Я с ногами и с одной рукой кое-как перебивался, а что меня ждет теперь, без ног»? Вообще все крутилось в голове, сама голова кругом шла, мало что представлял и не видел себя в будущем вообще, потому как не понимал, как можно прожить с одной рукой, без ног, с минимум знаний в голове после амнезии, без поддержки, без денег и даже без жилья. Все это просто разрывало сознание и не давало места рациональным, здравым мыслям.

Но я вдруг подумал о другом, о том, о чем мне когда-то говорила мама: «Сынок, не нужно браться за все сразу, потому что можешь не успеть ни одно дело довести до конца». «А ведь действительно, — думаю, — нужно проблемы решать по мере их поступления». И тогда решил для себя выставить на очередь проблемы. Ты сейчас сыт, кров есть, пусть и временный больничный, какова нужда непосредственно сейчас, сегодня? И сам себе ответил, это предстоящая операция по ампутации ног.

Что я могу изменить, или сделать? Да особенно ничего такого. Но одно дело нашлось, — подготовить себя морально к тому, что ног у меня в скором времени ног не станет. Таким образом, на операцию поехал морально уже безногим. Рассказывать все ощущение и мысли не стану, скажу лишь одно и это знаковая ситуация, — операцию по ампутации мне назначили на 7 января 2010 года, а ведь 7 января это Рождество Христово.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Разница — шесть лет, но он считает ее мамой. Как солигорчанка стала семьей для инвалида с ДЦП

Меня увезли, вкололи наркоз и проснулся я уже без конечностей, вот и все. Психологической травмы у меня не было. Депрессий тоже, хотя по заверениям многих психологов, депрессия должна была быть обязательно. Так они меня убеждали в этом: «Как так, ты с одной рукой, с половиной головы, еще и ноги отпилили, говоришь нет депрессии»?! Я говорю: — Ладно, пусть она и была, значит, я ее не заметил.

В третьей градской больнице провел почти девять месяцев. Все это время описывать не стану, расскажу ключевые моменты. В один из обычных больничных дней лежу и мысль все та же, что делать. Вдруг в палату входит пожилая женщина и протягивает людям какие-то бумажки, дошла до моей койки, протянула и мне клочок бумаги, надпись на ней – «есть ли верующие люди»?

Я всегда был в меру верующий, верующий без фанатизма, но мысли были схожи со многими другими людьми моего возраста. Я думал, что я ведь молодой для церкви, молитвы и веры, вот когда состарюсь, вот тогда и буду ходить в храм, но нас Господь ждать не должен, и вера призывает каждого по-своему. Я сказал ей, что верю, но не знаю с чего теперь начинать. Она мне написала на бумажке, что придет, что зовут ее Любовь и что она еще придет ко мне.

И она пришла, принесла пачку чая, печенье и молитвослов. Мы пообщались, я говорил, она писала, как я после узнал, она не была немой, у неё был обет молчания. Я рассказал ей, как и что произошло, почему я оказался тут и от чего в таком состоянии. Она сказала, что будет навещать, и ушла. Я начал читать молитвы, начал призывать Бога, — у меня появилась ВЕРА, а с ней и надежда на Господа. Я вычитывал утренние и вечерние молитвы, Сестра Любовь принесла при следующем визите иконы, свечи, ладан, в общем, все необходимое для молитвы.

Шло время и по прошествии месяца-полтора, у нас с Любовью произошел диалог на тему будущего моего. Она сказала, что ей был знак о том, что ей помогут в том начинании, чтобы определить меня в дом инвалидов. Я знал, что она очень верующий человек, уже понимал, что нам кто-то помогает в этой жизни извне, но почти не надеялся на то, что получится. Человек без гражданства, без паспорта и денег, как его могут определить в такой дом? Как вообще эта Сестра, с обетом молчания, безмолвная, без связей, может чего-то добиться? Но ее вера и вера Богу самому передалась и мне, — молился и просил, молился за себя, за нее и за благополучие в делах. Все получилось друзья! И это чудо из чудес, у Любови получилось и после проведенных девяти месяцев в больнице, я поехал в новый дом.

Центральный Дом Интернат

Осенний ветер листья кружит,
И гонит вдаль по мостовой.
И он, с печалью тихой дружит
Махая желтою рукой.

Вот и мне судьба улыбнулась, Сам Господь услышал мольбы и привел меня в новый дом. Располагается этот дом-интернат на окраине города в его зеленой зоне, посреди хвойного бора. Чистый воздух, природа, неподалеку протекает речка, после всего, что мне пришлось пережить, это место было похоже на какой-то оазис.

Я познакомился с новыми людьми, началось общение и начались дела новые. Я встретился с человеком моих лет, интересный, общительный, начитанный и открытый, его зову Александр. Мне этот новый знакомый как-то при встрече вдруг, предложил купить у него его компьютер в рассрочку под будущую пенсию, пенсия, которая как друзья понимаете, еще даже и не предвиделась.

Опережая последующие события, хочу вкратце сказать о том, что именно этот компьютер (и интернет) помог мне с Божьей помощью добиться для себя пенсии, и паспорт был оформлен в кратчайшие сроки, с гражданством Российской Федерации. Освоив работу на компьютере (в чем мне помог опять же тот человек, который продал мне компьютер) я сидел и писал в администрацию Барнаула, всем «большим людям» в ней, но положительных результатов не было, пока я не решил писать в Москву, — вот тогда дело сдвинулось. Пенсии я добился, но был момент до этого, который изменил мою жизнь и представление о ней.

Чудеса продолжаются

Не нужно слов, в глаза лишь посмотри,
В них все прочтешь, прочувствуешь, впитаешь.
Взглянув — увидишь, сколько в них любви,
…утонешь в них и в нежности растаешь…

Я не встретился с ней раньше, когда находился в изоляторе, только потому, что Люба (имя он узнал позже, и вновь это удивительное имя — ЛЮБОВЬ — Люди Бога Ведающие…) была в отпуске. Ее звали Любовь, она работает нянечкой в интернате, в который меня поселили. После я узнал, Люба жила в частном доме со своими родителями и младшей дочерью Александрой, которой на тот момент исполнилось десять лет.

При знакомстве Люба меня сразу привлекала. Чем именно? На этот вопрос мне ответить сложно, так как любовь не объясняет человеку, почему одна судьба должна быть связана с другой. Наши беседы продолжались долгими вечерами. Днем Любаша ухаживала за больными, а вечером забегала ко мне, чтобы послушать стихи моего скромного сочинения о любви, (выдержки из моих стихов Любе вставлены между главами этого рассказа) вспыхнувшей внезапно. Я очень благодарен своей жене — она не видела перед собой инвалида, видела обычного мужчину.

Когда она прикоснулась к моей руке в первый раз, я почувствовал, столько нежности в этом одном прикосновении, что описать простыми словами это просто невозможно. Описать и донести эти чувства можно лишь приблизительно, да и то не факт что получится выразить все. Оставляя далеко позади любовную лирику и драматизм всего происходящего между нами двоими, скажем лишь, что примерно год мы дружили и общались – и полюбили друг друга и решили пожениться. Паспорт, гражданство и прописка в ЦДИ у меня к тому времени уже были, но вот пенсию начали выплачивать позже.

Нужную сумму на регистрацию я взял в долг. Итак, познакомился я с будущей женой 14 октября 2010 года, а 18 августа 2011-го мы поженились. Такие чудеса в мире иногда случаются, Любовь вышла замуж за меня, за человека, не имеющего вообще ничего, – безногого, с одной рабочей рукой, без денег и имущества, живущего с недавнего времени в доме инвалидов.

Не сомневаюсь, именно так выглядит настоящая ЛЮБОВЬ, искренняя и бескорыстная. Такие люди любят и не боятся того, что будет впереди. Не страшатся ничего, потому что сильнее любви нет в этом мире ничего. Это мощь, которая крушит все негативное, что попадается ей на пути, пред ней не устоит никакая преграда или стена. Мы поженились, но я жил в интернате, а Люба с ребенком в доме своих родителей. Нам нужно было эту проблему как-то решать. Посоветовавшись, мы решили встать на очередь на жилье.

Как оказалось, сделать это так нелегко, нужно было собрать и оплатить кипу всяческих справок, выписок и квитанций, за каждой из них необходимо было ездить из одного конца города в другой. Собрав и оплатив, мы сдали пакет документов в администрацию Барнаула. Нужно сделать одно замечание, чтобы ввести Вас в курс дела.

Дело в том, что пакет подаваемых документов действителен лишь в течение месяца. Так вот по истечении месяца нам ответили, что у нас якобы не хватает некоторых справок. Почему этого не сказали сразу?! Конечно, такой поворот, нас смутил. Дело не столько в затраченных денежных средствах, которых у них и без того немного, сколько в несправедливости.

Что делать дальше? А дальше только Москва. Я снова сел за письма. А судьба благосклонна к людям целеустремленным — помощь Божья и результат не заставили себя долго ждать. В администрацию города пришел приказ из Москвы – «деньги, затраченные на сбор и оплату справок, немедленно вернуть и поставить на очередь, после того как эта семья соберет и сдаст новый пакет необходимых документов».

На этот раз Любе на сбор всех необходимых бумаг потребовалось более месяца. Собрали, оплатили и сдали новый пакет. Я обратился с просьбой взять под свой контроль их дело к властвующим верхам как в Барнауле, так и в Москве. Тактика и стратегия оказались верны, на этот раз меня поставили на очередь на улучшение жилищных условий по статье, определенной для инвалидов.

Дай мне бумажку…

Я смотрю с надеждой вперед,
Я рисую мечту на бумаге,
Но мечта меня не найдет,
Она пропадет в очередном бюрократе.

Если у Вас хватило терпения дочитать до этого места дорогие друзья, хочу поблагодарить за терпение внимание к моему скромному творчеству. Продолжим. В Законах и Правах человека, много и вроде правильно написано, но не все так легко на самом деле. Это продолжение рассказа, представляет скорее инструкцию, нежели повесть или рассказ. Это наглядное пособие для людей, которые решили пойти по пути подобного моему к своему жилью и поставили себе целью иметь свой угол.

Статья жилье социального найма — Для инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов». Эта статья предполагает такое жилье, которое нам наша страна сдает в наем. Это жилье в котором мы можем жить до старости. Единственное обязательство — по прошествии нескольких лет, необходимо продлевать пребывание в таком жилье, сбором необходимых бумаг.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Последний человек с «железными легкими» умер в возрасте 78 лет

Первое: нужно собрать пакет документов, что для одинокого инвалида уже крайне сложно сделать. Собирала справки моя жена, после суточных смен работы. Моя жена, собирала эти справки по всему городу не одну неделю. Даже здоровому человеку проделать это было очень сложно. Привезли и отдали бумаги в управление на рассмотрение, (заранее делаю оговорку — пакет документов, действителен один месяц, после истечения месяца, справки становятся недействительны). Как думаете, что же было далее?

А произошло следующее — пакет документов осмотрели на наличие, приняли к рассмотрению. Месяц пошел. После прошествии действительного времени, приходит письмо от лица администрации и в нем как гром среди ясного неба – отказать! Мотивация — в нашем пакете документов, якобы не достает чего-то. В общем, ответ администрации — начинайте все сначала.

Я сел за компьютер, написал письмо в разные официальные инстанции и разослал в Московские верховные структуры — дума, политические партии и.т.д. На имя администрации Барнаула из Москвы пришло письмо с депутатских приказом: деньги, затраченные на сбор первого пакета документов нашей семье вернуть, а после того, как мы снова соберем все справки, немедленно поставить на очередь!

Мы вновь потратили месяц, собрали и оплатили на отданные нам деньги новый пакет бумаг и снова отдали на рассмотрение. Пакет бумаг сдали, — ждем. Меня, как инвалида, все же после этих мытарств, поставили на очередь. В итоге я был принят на очередь по статье «жилье социального найма для инвалидов и семей имеющих детей инвалидов», номер в очереди № 113. Очередь пошла, (если можно так выразиться). Бесплатное обеспечение квадратами по данной статье ведется весьма медленно. Вернее, стройки ведутся по всему городу, но вовсе не те стройки. Дома вырастают как грибы после дождя, но «взращиваются» эти дома не для инвалидов.

У нас очередь была в начале под номером сто тринадцать, по прошествии года, свершилось «чудо» она стала сто пятой! Мы были воодушевлены тем, что Москва в 2012г, как раз в тот год, когда мы встали на очередь, выделила средства на строительство жилья именно по статье социального найма. На эти деньги вполне можно было отстроить многоквартирный дом и заселить всех очередников, а нас было-то 113 всего!

Но как-то так получилось, что деньги не были применены по назначению, остается лишь гадать, куда они исчезли. Итог, за год, лишь восемь семей получили жилье по данной статье! К тому же никому не известно, что именно они вообще получили. К этому мы так же еще вернемся.

Я нашел в законе ЖК статью, в ней разъяснялось о жилье «маневренного фонда». Отправил письма с просьбой предоставить (временно) моей семье жилье из данного фонда жилье в котором мы могли бы проживать, пока я стою на очереди. Ответ был — нет. Поиски продолжились, 30 лет стоять на очереди, на то жилье, которое и твоим никогда не будет, не имело смысла. Изучая жилищный закон, наткнулся на субсидирование граждан, о выделении денег на строительство. Субсидии, оказалось, добиться еще сложнее, нежели встать на очередь. И как оказалось на субсидии имеют право только участники ВОВ, или же участник боевых действий в Чечне или Афганистане.

Продолжил искать. Выход нашелся. В статье № 163(если не ошибаюсь в цифрах) главу уже точно не вспомню законодательства ЖК, нашел подраздел и в нем говорилось о тех, кто имеет право на получение жилья вне очереди. Это уже внесло позитива в поиски. Сами понимаете, ждать десятилетия, ну это просто идиотизм, когда мамы встают на очередь, а получают жилье даже не дети, а скорее внуки, — это страшно.

Чтобы туда попасть необходимо быть внесенным в так называемый «сводный реестр» Это мне показалось вообще непреодолимым, но иного варианта не видел. Наняли юриста — наняли (на последние копейки) человека, который будет нас представлять и защищать на судах, — а их можно было предвидеть даже не обладая дарами предсказателя.

Я обратился в администрацию по поводу внесения. Но, как и предполагалось, ответ был – нет! Кто бы сомневался. Тогда снова началась переписка. И Господь послал награду за труды — приказ Москвы пришел в генеральную прокуратуру. Прокуратуре был приказ заявить в суде на Строительную компанию и представлять мои права судебном процессе.

Мы знали, что бесплатная юридическая помощь иногда ошибается, и потому на судебных заседаниях присутствовал и наш юрист. В тоже время, началось следующее движение со стороны администрации. Мне начались звонки из администрации, в то время, когда все это было Москвой разрыто. Начались предложения жилья, но как бы это покорректней выразиться, — как бы сомнительные, что ли…

— Здравствуйте, Максим Михайлович, мы готовы предложить вам жилье, но не в Барнауле, в его черте. Таким образом, власть города решила просто отделаться от беспокойного инвалида. – «вижу диалоги», — так давайте дадим ему, какой-нибудь барак, в далеком «холодномурске» и все будет замечательно.

В отчетах перед Москвой подробностей ведь не будет, где и что ему выдано, в бумагах будет значиться – «жильем обеспечен», а где оно и есть ли вообще – кому какое дело? Главное в бумагах ажур.

Разумеется, на те звонки я ответил, как подобает нормальному человеку в здравом рассудке, — я спросил, где стою на очереди? — в Барнауле,- на жилую площадь в самом городе я так понимаю и предложения с жильем в вымирающих, и пустых деревнях нашу семью нисколько не интересуют. Там, где жене негде будет работать, ребенку учиться и по множеству других причин, и прошу не таких предложений не делать.

Что было далее? А далее были суды, которые мы выиграли с Божьей помощью и с поддержкой прокуратуры, плюс благодаря опыту нашего юриста. Строительная компания ЖКХ второй раз подала на суд с мотивацией того, что суд был не был и я не имею права быть внесенным в с реестр, но победа была нашего юриста. Как я добирался до судов и как перелазил в такси и обратно, наверное, нет необходимости пояснять, думаю это и без того можно представить.

Второй суд был немного необычный, — наша юрист входит в коллегию юристов, посоветовавшись со своими коллегами и предвидя, что конца судам не будет, она дальнейшее судопроизводство обратила так, что строительная компания ЖКХ более не имела возможности подавать повторных жалоб по нашему делу.

На данный момент, я внесен в так называемый «сводный реестр» нуждающегося в улучшении жилищных условий, номер очереди 12 — Ура! Да, кстати, а номер-то в очереди в этом реестре смог узнать только депутат нашей городской думы, к которому я обратился не сумев сам выяснить номер очереди, ни я сам, ни мое доверенное лицо – а это кстати та самая юрист.

Номер говорить не желали и сообщать в ближайшее время и не думали! На фейсбуке познакомился с очень хорошим человеком, женщина, имя которой Карина. Познакомился с ней не случайно – искал помощи по всему этому делу во всем мире, у людей, у юристов, адвокатов, СМИ, журналистов и т.п. Эта женщина, которую послал Сам Господь, входит в союз журналистов, состоит в союзе писателей РФ, писательница и журналист, и просто очень замечательный человек, сегодня уже на пенсии, но хватка, опыт и навык, все осталось.

Так вот, эта женщина, поняв нашу проблему, которую я ей обрисовал, взялась помогать нашей семье, она познакомила меня с преемником Владимира Рыжкова в Алтайском Крае – пока назовем его N, моя супруга с ним встретилась, передала все документы, он же передал их лично – депутату Барнаульской Думы. Этот депутат сделал депутатский запрос в администрацию города и лишь ему, и то лишь через месяц ответили, и очередь наша после внесения в сводный реестр является № 12!!! – еще раз УРА!

Были у меня до этого еще и поиски отважного журналиста, нашелся таковой уже некоторое время спустя (впрочем, всему свое время и случай). Мне позвонила женщина, представилась журналист газеты «Московский комсомолец», сказала, что звонит по запросу Московской газеты из города Москва, в которую я обращался по интернету за юридической помощью, предложила встретиться , попросила чтобы я и жену пригласил, что я и сделал.

Мы встретились, она задавала нам с женой вопросы, мы на них отвечали. В общем, все как в кино. Вскоре вышла газета со статьей об этом обо всем. Кроме того, эта девушка позвонила и сказала, что наше дело будет рассмотрено и на федеральном уровне, то есть отправится в Москву.

Теперь надеемся, что нам уже не придется ждать 20 лет наше жилье, возможно через год – два у нас, даст Бог будет уже свой уголок, где наконец уже объединится Семья – семья простого Российского инвалида.

Благодарю за внимание, за чтение всего вышеизложенного и желаю всем крепкого здоровья, добра, мира, благополучия и любви в семьях ваших!

Источник http://www.ottobock.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *