Воскресенье, 3 июля
Shadow

Пенсию (за два года!) бобруйчанке удалось получить только через суд

Суд Бобруйского района и г. Бобруйска рассмотрел иск жительницы города к управлению социальной защиты администрации Первомайского района города Бобруйска, Фонду социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, Министерству финансов Республики о возмещении ущерба, причиненного при оформлении документов для назначения пенсии.

Повод для обращения в суд у женщины появился два года назад – в 2019-м, когда она обратилась в управление соцзащиты администрации района с рядом вопросов, в том числе насчет назначения ей по возрасту как матери ребенка-инвалида. Ее дочь 2005 года рождения – инвалид с детства, с 2006 года девочке назначена пенсия по инвалидности, а ее матери – по уходу за ребенком-инвалидом до 18 лет.

Ежемесячно в ближайшем почтовом отделении женщина получала пенсию ребенка и пособие. Но – 5 августа 2019 года, когда она пришла в почтовое отделение, ей выдали пенсию, а в выдаче пособия отказали – по базе значилось, что его выдача приостановлена. За разъяснениями порекомендовали обратиться в администрацию района.

Женщина так и сделала в тот же день, отправившись в управление соцзащиты. Специалист пояснила ей, что программа Государственной информационной системы социальной защиты зафиксировала дату – 31 июля 2019 года (это было последнее число месяца, в котором женщина достигла общеустановленного пенсионного возраста) как «одну из прогнозируемых (контрольных) дат окончания действия пособия, которые фиксируются в системе автоматически». И алгоритм программы приостановил выплату пособия с 1 августа.

Алгоритм явно проявил самоуправство: по закону по уходу за ребенком-инвалидом до 18 лет производится вне зависимости от возраста получателя пенсии. С этим специалист быстро разобралась, и уже в тот же день выплата пособия была возобновлена.

Но дальше было еще сложнее. Когда женщина задала вопрос насчет назначения ей по возрасту, та же специалист не предложила ей заполнить бланк заявления, как того требует закон, а вместо этого попросила принести пакет документов (как позже выяснилось, список был неполон). Женщина вернулась в управление соцзащиты в тот же день. Специалист изучила документы и вынесла вердикт: период ухода женщины за ребенком не дает ей оснований для того, чтобы претендовать на пенсию.

Вердикт был ошибочен: на момент обращения в отдел соцобеспечения у женщины имелись все права для получения по возрасту на льготных основаниях матери, воспитывающей ребенка-инвалида не менее восьми лет в период до его совершеннолетия. В любом случае, оценку соблюдения условий должна была проводить комиссия по назначению пенсий, которая обязана собраться для рассмотрения заявления – того, что в нашем случае не было написано…

16 декабря 2020 года женщина вновь обратилась в управление соцзащиты. Но беседа с другим работником имела тот же результат, что и год назад: ей не предоставили заявление для заполнения, отправив вместо этого собирать документы. И только третий заход – в феврале нынешнего года – завершился подачей заявления. 3 марта 2021 года решением комиссии по назначению пенсий администрации Первомайского района женщине наконец была назначена пенсия по возрасту – с февраля-2021. Когда женщина обратилась в комиссию с претензией насчет того, что у нее по сути пропали потенциальные пенсионные выплаты за два года, ей ответили, что «никаких нарушений требований Закона о пенсионном обеспечении не имеется». Больше того – решением комиссии от 30 июля 2021 года женщине было отказано в назначении с 5 августа 2019 года, так как… с заявлением о назначении пенсии она (на тот момент) не обращалась.

Дальнейшее разбирательство продолжалось уже в зале суда. Там было озвучено и подтверждение факта, что 5 августа 2019 года женщина приходила в районное управление соцзащиты (это подтверждала даже распечатка телефонных соединений истца), и то, что действия работников управления в данном случае не соответствовали обозначенным в законе нормам и правилам.

Исходя из этого суд пришел к выводу, что исковые требования женщины подлежат удовлетворению. И принял решение: взыскать из казны Республики в пользу женщины сумму материального вреда в размере 4857 рублей 37 копеек, а также погасить расходы, связанные с оказанием юридической помощи, в сумме 2088 рублей. В иске к управлению соцзащиты администрации Первомайского района и Фонду соцзащиты населения Министерства труда и соцзащиты решено отказать, так как в соответствии с положениями статьи 938 Гражданского кодекса вред в таких случаях возмещается из казны.

Источник https://komkur.info


Связанные записи


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.