Код к безграничным возможностям

161136

В медицинской статистике одна кривая поднимается только вверх — долго, упорно и не давая поводов для оптимизма. Та, что очерчивает круг людей с ограниченными возможностями: он прирастает ежегодно и нынче охватывает уже 1 млрд. землян, или 15 процентов населения, или члена каждой четвертой семьи. Цифры начинают устрашать. И эксперты не обещают светлого будущего: современный человек живет все дольше, но куда чаще своего предка страдает под натиском, скажем, таких болезней цивилизации, как рак, инсульт и диабет. Можно сказать, это наша тяжкая во всех смыслах дань прогрессу. Есть ли шанс ее облегчить? Недавно в Минске представители 6 стран обсуждали проблему, которая из чисто медицинской давно превратилась в общегосударственную и грозит стать для мира вековой. Оказалось, сколько стран — столько и мнений, столько и подходов к инвалидности.

Возьмем, допустим, простой вопрос: сколько в идеале должно быть самих групп инвалидности. В Беларуси и Казахстане их сейчас 3, а во времена СССР ведь было все 6. А сколько врачей в комиссии, принимающей решение? У нас — три, в Литве — всего 1. А в Казахстане бумагооборот чудесным образом свели к нулю, создав специальную информационную базу, и теперь установление группы инвалидности — дело максимум 45 минут, если, конечно, отпали все вопросы. В Латвии вообще есть показательное вето: на выдачу так называемых трудовых рекомендаций, которые для многих стран больная тема, потому что порой входят в жесточайшее противоречие с реалиями рынка труда. Вот латвийские эксперты здесь ничего и не советуют, иначе это посчитают нарушением прав человека. Решение «брать — не брать?» принимает работодатель, а потому распространены профессиональные осмотры перед поступлением на новое место.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Пенсия по инвалидности в Беларуси. Кто может получать. Как оформить. Сколько составляет.

В общем, есть любопытные моменты, которые можно изучать и даже где–то примерять на себя. Кстати, кое–что уже находится у нас в проработке, например вопрос о постепенном переходе на процентную систему: процент утраты здоровья — все–таки более четкий, объективный и индивидуальный критерий, чем просто группа. А ставка сейчас, по мнению первого заместителя министра здравоохранения Дмитрия Пиневича, должна быть именно на индивидуальный подход. Технологии–то устремляются ввысь, медицинские возможности ширятся год от года, и это инвалид должен почувствовать на себе одним из первых. Если же вспомнить про угрожающую динамику статистики, то, по идее, и государство кровно заинтересовано в том, чтобы быстро и как следует поставить человека на ноги, а не усадить себе на шею.

Пока же статистика не особо вдохновляет. Виктор Помников, ректор Санкт–Петербургского института усовершенствования врачей–экспертов, приводит российские данные: полностью удается реабилитировать только 7 — 8 процентов инвалидов и лишь каждый десятый продолжает работать в трудоспособном возрасте. Зато Россия в полушаге от того, чтобы заработала система буквенных кодов для инвалидов. Пилотные проекты в трех областях уже показали эффект. Суть в чем? Ввести по примеру западных стран новый язык реабилитации — как руководство к действию и экспертам, и социальным службам. Код учитывает все нюансы возможностей конкретного человека (с физической, психической и социальной точки зрения) и помогает сразу определить, в чем он нуждается, — в какой реабилитационной программе, в каких технических средствах, как ему помочь на вокзале, в аэропорту… Чтобы у чиновницы в окошке даже язык не повернулся лениво бросить инвалиду, сидящему в коляске: «Могли бы и встать со своего кресла, раз проходите досмотр!» И это тоже одна из тех новаций, которые должны быть в кругу наших интересов.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Россияне пытаются вернуть купленные в Беларуси автомобили. Иначе – "по судилищам затягают"

С другой стороны, по мнению директора РНПЦ медицинской экспертизы и реабилитации Василия Смычка, у Беларуси есть собственный повод для гордости — реабилитация ранняя (это когда из стационара сразу направляют восстанавливаться в специализированную клинику). Есть и принципиально новая задача: продумать, как этап за этапом возвращать в строй тех, кто перенес пересадку, как–никак, трансплантаций делаем больше всех в СНГ. Что интересно, Минздрав видит во МРЭКах в будущем и вовсе экспертный независимый центр, который бы давал оценку качеству медицинской помощи, невзирая ни на какие обстоятельства и авторитеты. Тот самый центр, которого, как свидетельствует почта «СБ», так ждут наши читатели.

 

Советская Белоруссия №100 (24237). Вторник, 4 июня 2013 года.

Автор публикации: Людмила ГАБАСОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *