«Можно поцеловать вашу культю?» Параатлет и сексолог — о сексе людей с инвалидностью

Секс людей с инвалидностью или с ограниченными возможностями здоровья часто бывает стигматизирован в обществе, о нем редко говорят, и не все понимают, как он возможен. Ведущий программы «Не с той ноги» и параатлет Дмитрий Игнатов и сексолог Мария Кулешова поговорили в новом выпуске видеоподкаста «Встал вопрос» о кинках, секс-девайсах и отношениях людей с инвалидностью.

Секс-девайсы

У людей, которые очень сильно парализованы, неподвижны, есть специальные механизмы.

То есть один человек ложится на устройство, второй — на другое устройство, они нажимают кнопку, соединяются, и получается любовный акт.

 

Да, есть специальные такие девайсы, есть мебель для людей с инвалидностью — такие кушетки, которые приспосабливаются к занятию сексом, есть специальные подушки, кресла, качели.

Есть «спинальники», у которых заболевания, связанные с нервной системой: у кого-то стоит, но он не может кончить, у кого-то — очень быстро падает. И им на помощь приходят игрушки, люди с инвалидностью их обожают. Мне кажется, они часто бывают в секс-шопах. Вернее, они бы часто там бывали, если бы там была доступная среда. Но сейчас есть доставка.

Родители против

Например, есть парень с ДЦП, который не очень хорошо говорит, но он суперкрутой изобретатель, разрабатывает программы для того, чтобы его понимали другие люди. И он начинает коммуницировать с другой девочкой. У них наступил возраст согласия, у них все классно, они присылают друг другу дикпики, нюдсы, — такие у них откровенные переписки.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Выдаются средства реабилитации. Какая ещё помощь предусмотрена для инвалидов?

Но, как правило, за девочками [с инвалидностью] всегда присматривают родители. Мы в таком консервативном обществе живем, что у нее начинают забирать телефон, говорить: «Ты не должна об этом думать! Что он за извращенец?». А они одного возраста, у них гормоны играют, им хочется какого-то веселья. Получается, если ты инвалид в нашей стране, значит, ты должен сидеть и ничего не делать. А это не так! Люди занимаются сексом, ходят в кино, занимаются искусством, что-то строят, разрабатывают программы. Просто хочется все эти шаблоны рушить и менять.

Это правда, родители часто против того, чтобы их дети вообще в эту сторону думали, они говорят им: «Ты никого родить не можешь, ты непривлекательная, не смей общаться с мальчиками». И действительно им сложно найти себе партнера исходя из этого, они сами перестают в себя верить.

У меня был клиент — слепой молодой человек. Он попал ко мне с такими жалобами, что у него что-то по типу панических атак происходит, когда речь о сексе. Причем, когда у него ночью случается поллюция, у него все это как будто проходит. Когда мы начали разбирать эту историю, оказалось, что это просто сильно невыраженное сексуальное возбуждение. На вопрос, занимается ли он мастурбацией, он ответил, что мама в детстве запретила. Но у слепых людей нет биологических изменений, у них происходит совершенно нормально сексуальное развитие. Единственное — эротическая стадия может немного отставать в силу того, что мы ориентируемся на зрение и видим, кто мальчик, кто девочка, а им надо потрогать обязательно.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  В Минске открылась выставка особенной художницы Марии Прохорович

Когда мы говорим про людей с инвалидностью, важно, чтобы они имели возможность уединяться и изучать свое тело.

У меня есть приятель, который рассказал, что есть специальные ресурсы для людей, которые не видят.

Там озвучиваются рассказы, он включает говорилку и наяривает.

О фетишистах

Если бы я был чуть пораскованее, я бы уже был миллиардером. Потому что поначалу, когда ты начинаешь вести социальные сети, тебе сразу пишут: «Можно поцеловать вашу культю? Готов заплатить». Культя — это то, что осталось от руки или ноги, они бывают длинные, короткие — все зависит от ампутации. Девчонкам, у которых нет рук, тоже пишут: «А можете нам сделать фистинг? Мы заплатим».

Есть такое понятие «девоти» — это люди, которые специально «охотятся» на культи.

Один парень мне рассказывал, что ему нравится, когда девчонка лежит задницей к нему и у нее нет ног, как будто они очень короткие, — удобно, интересно. И вот он «охотится» за такими. Но раньше, когда открылись границы (сейчас они закрываются), наши девчонки и парни отправлялись так на заработки за границу, потому что протезы были очень дорогие. И чтобы заработать на них, они «продавались». Это была такая «диковинка». Даже в [эротическом] журнале Penthouse был разворот, где стояли девчонки на костылях без протезов. Это тоже кого-то возбуждало.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Производят ли в Беларуси приспособленные для людей с инвалидностью автомобили?

В Penthouse действительно был раздел «монопедия», где люди (не только девушки, но и ребята) с культями или на протезах стояли. Это бизнес — протезы дорогие и многие на этом зарабатывают деньги. Есть такой фетиш, как акромотофилия [фетиш на людей с ампутированными частями тела. — прим. RTVI], а девоти — более широкое понятие. Но говорить, что фетишисты опасны, наверное, не стоит.

Можно рассмотреть такую полярность: на одном полюсе — те, кто, увидев человека с инвалидностью, будут испытывать отвращение и неприязнь, на втором полюсе — фетишисты, которым сам человек не интересен, а важна его особенность. Если мы по этой линии будем бегунок сдвигать, мы можем обнаружить кинк, когда человека заводят люди с инвалидностью.

Источник rtvi.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *