Shadow

Шанс на полноценную жизнь получили пациенты, которые раньше не могли самостоятельно встать на ноги.

07_02_vrachibig

Белорусские медики провели уникальные операции.

Эти кадры были сняты два месяца назад. Диагноз Ирины – с так называемой ригидной кинетикой звучал как приговор. Женщина была почти парализована. Но сейчас её не узнать. В больнице она появляется редко – только для корректировки нейростимулятора – его установили два месяца назад.

Владимир Алексеевец, врач-нейрохирург: «Дозвонимся до пациентки, и пульт нам покажет параметры стимуляции. Мы говорим пациентам, что болезнь никуда не денется. Она хроническая, неизлечима, но это маскирует внешние признаки».

Пульт управляет сложной установкой. Технологию в привезли венгры. Суть – человеку в мозг вводятся электроды, которые, подавая сигнал, снимают симптомы двух заболеваний – болезни Паркинсона и мышечной дистонии. Первую операцию белорусские врачи провели 6 декабря, и комментарии тогда давали неохотно.

Владимир Терехов, хирург: «Человек в сознании. Для Паркинсоников наркоз не подходит. В том-то все и дело, чтобы во время операции с пациентом разговаривать».

Главная сложность – в траектории введения электродов. Только планирование операции на компьютере занимает несколько часов. Нужно обойти все сосуды и двигательную систему, погрешность в десятую долю миллиметра – и человека не спасти.

Владимир Алексеевец, врач-нейрохирург: «У пациента в массе головного мозга установлен вот такой электрод, он с поддержкой, если её убрать, он будет очень мягкий, чтобы не давить. Подшивается по голове, и потом устанавливается такая удлиняющая станция».

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Если ваш ребёнок — инвалид. Это всё равно что просить людей добровольно пойти на смерть...

Не зная о приборе, увидеть его невозможно. Это сильный социальный фактор. Человека перестают избегать.

Александр Седых, пациент: «Я уже друзьям сказал, приходите через неделю и вы меня не узнаете».

Диагноз Саши – мышечная дистония. 17-летний юноша не мог ходить и почти не спал, но мужественно боролся с постоянной болью. Историю Саши «Наши новости» рассказывали в декабре. До операции.

Иван Седых, отец Саши: «Раньше он не спал без снотворных, девять – десять часов, такого, вообще, не было. Максимум – четыре часа. А сейчас он спит ночь и через три недели после операции смог лечь и выпрямиться».

Сашина операция была четвертой. Запланировано десять. Столько нейростимуляторов закупил Минздрав. Стоимость каждого – 17 тысяч долларов. Для пациентов они конечно бесплатные. Пока операции проводят в Республиканской больнице «скорой помощи», со временем оборудование переедет в РНПЦ неврологии и нейрохирургии.

Дмитрий Яблонский, врач: «Сделано семь операций, для первого этапа это очень много. Венгерские коллеги были очень впечатлены Беларусью. Сказали, что мечтают о таких операционных и что белорусским врачам дважды показывать не надо».

Главное для Сашиных родителей – он начинал самостоятельно ходить. Ощутимый эффект будет через год, но 15 метров от детской до кухни – это уже настоящий прорыв.

Больных, претендующих на стимуляторы по стране на самом деле не много. 100 человек с болезнью Паркинсона и 24 человек с дистонией. Это приблизительные цифры. Но если проект пойдет таким темпом, то каждый из них получит второй шанс на реальную жизнь.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Где пройти тест в Минске, и кого не пустят в Беларусь. Новое о COVID-19 в стране и мире

ОНТ

ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ | БЕЛАРУСЬ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *