Shadow

Людмила Волчёк: Хочу попробовать гоночную коляску и горные лыжи!

Людмила Волчёк по итогам этой Паралимпиады – главная звезда. Как-никак – четыре медали и две из них золотые.

Мы не могли обойти вниманием чемпионку. Тем более, что все спортсмены, а теперь и многие журналисты знают – она очень позитивный человек, который и на инвалидной коляске даст фору многим здоровым по отношению к работе и к жизни. Мы встретились с Людмилой на минской лыже-роллерной трассе. Именно здесь она и готовилась к Паралимпиаде, которая завершилась таким хорошим результатом.

– Здравствуйте, Людмила. Застали Вас, как обычно, в рабочем процессе. Даже не знаю, что раньше делать, поздравлять Вас с олимпийскими наградами, или спрашивать, почему опять катаетесь? Ведь олимпиада закончилась, можно расслабиться.
– Это наша работа и мы получаем от этого удовольствие, я так полагаю. Просто лежать на диване и отдыхать – это не работа, это очень большая нагрузка на сердце, т.к. организм привык работать. Уже без этого невозможно, это как наркотик.

– Эмоции Ванкувера уже остыли?
– Как только приехали домой, день-два и такое ощущение, как будто я там уже и не была. Конечно, эмоции переполняют, все-таки две золотые медали, две бронзы. Команда хорошо выступила – девять медалей, когда планировали пять медалей. Но как можно планировать, если это все очень непредсказуемо.

– Скажите, как спортсменка. Наша олимпийская сборная выступала по-разному, выстрелили немножко, но не добили. Паралимпийцы выстрелили и перебили. Почему паралимпийские успехи ярче?
– Я даже не знаю. Просто, наверное, что боевой дух, сплоченность и борьба очень сильная. Я не могу сказать о боевом духе олимпийцев, потому что все стараются, но кому-то повезло, кому-то нет. В нашей команде все тоже не очень гладко. Пару человек остались без медалей, хотя они тоже очень здорово были готовы. Не повезло. Все-таки шесть четвертых мест – это о чем-то говорит.

– А как Вы пришли в паралимпийский спорт? Может это личная история?
– Это не то, что бы личная история, это интересная история. Когда я получила травму, четыре года я была никому не нужна. Но душа просила спорта, все-таки немало пробыла в легкой атлетике и в сборной. По стечению обстоятельств, когда ребята готовились к Турину, не хватало девочки для эстафеты, саночницы. В общем, меня нашли. Нашла меня Тамара Николаевна Шиманская и уговаривала меня сесть на санки, на лыжи. А я в школе терпеть их не могла, я лыжи просто не переносила! А вот по обстоятельствам так получилось.

– Я знаю, что Вы не только в зимних видах спорта блистаете наградами различного достоинства, но и в летних. Как так получается?
– Тамара Николаевна сама гребчиха, байдарочница – она пятикратная чемпионка мира. Поступило предложение на греблю. Мы обсуждали этот вопрос, и нам помог Президентский спортивный клуб, помог нам с лодкой, пошел на встречу, без всяких вопросов, выделил деньги, нам сделали сборы в Германии перед чемпионатом мира в Мюнхене. Хотя я никаких еще результатов не показывала, но они мне поверили. Надо было завоевывать лицензию на Паралимпийские игры в Пекин. И у нас получилась серебряная медаль. Чуть-чуть не хватило до золотой. Меньше секунды тогда проиграла бразильянке, я очень расстроилась. Но в этот момент мы познакомились с Екатериной Картсен – это человечище с большой буквы!

– Вы водите машину, вы нередко гуляете по городу. Расскажите, как у нас, на Ваш взгляд, обстоят дела с безбарьерной средой? Может ли с ней справиться человек без спортивной закалки?
– Может! Просто надо захотеть. Любой человек, любой колясочник, может выезжать в город. Просто нельзя бояться и надо немножечко менять менталитет нашего народа. Чтобы не смотрели на нас, как на обезьянку на колесах. Людей нужно как-то информировать, как нужно поступать, когда они видят инвалида. Они хотят помочь, но они делают хуже. Буквально недавно я спускалась по ступенькам, лифт отключился, и молодой человек хотел мне помочь, он просто схватил меня за руку. Я у него так и осталась висеть на руке, из-под меня коляска просто ушла гулять! Хотел помочь, но получилось, как я уже сказала.

– После Ванкувера Вас немало показывали по телевидению. Я думаю, что многие сделали для себя открытие, увидев Вас крупным планом, что называется, не в форме, не на лыжне, что Вы не только олимпийская чемпионка, но еще и красивая девушка.
– Иногда, очень хочется чувствовать себя не просто спортсменкой, а просто настоящей женщиной.
– А удается это в большом спорте? Чувствовать себя женщиной…
– А в спорте, знаете, жизнь бьет ключом и об этих прелестях жизни, иногда, забываешь.

– Хочется спросить о личной жизни…
– Знаете, пускай моя личная жизнь, будет моей личной жизнью. Это не секрет, но пусть оно останется при мне.

– Какие планы?
– Планы? Я все время говорю: хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Сначала мне нужно отдохнуть после Ванкувера. Надо сдать сессию, однозначно. Меня там уже ждут. Потом хочу уехать отдохнуть. Хочу попробовать гоночную коляску, горные лыжи. Я не говорю о каких-то результатах, но мне просто хочется попробовать.

СТВ

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  «От фрик-шоу до независимости». Как в Америке боролись за права людей с инвалидностью

ПО ТЕМЕ:


Девять спортивных подвигов сборной Беларуси на Паралимпиаде в Ванкувере

В начале этой неделе у белорусов случилось олимпийское дежавю. Мы снова встречали олимпийских чемпионов и радовались большим успехам белорусов на международной спорт-арене. Обеспечили эту радость наши паралимпийцы. Они вернулись на родину после соревнований в Ванкувере с девятью медалями.

Спортивные чиновники планировали гораздо менее победный результат. Спортсмены-паралимпийцы зачастую остаются в тени спортсменов без физических недостатков. Но спортивный подвиг их от этого становится только более значимым.

Лариса Ворона, двукратный бронзовый призер X зимних Паралимпийских Игр в Ванкувере:
– Я не могу сказать, что я очень невезучий человек.

Еще она не может, да и не скажет, сколько раз везение сбрасывало ее надежду с пьедестала судьбы. Ведь даже жизненная лыжня у Ларисы Вороны как та трасса в Ванкувере: спуски, подъемы и виражи. Которые можно пролететь, и с которых так же можно вылететь.

Лариса Ворона:
– Я даже не могла встать на вторую тренировку с кровати, еще не было инвентаря. Было желание все бросить.

Но желание «все бросить» у Вороны довольно быстро отправилось в свободный полет. Пусть и вместе с самой спортсменкой. Ведь на своих первых тренировках падала Лариса, чуть ли не на каждом метре. После того как снова поднималась.

Лариса Ворона:
– Палка, лыжи обратно съезжают, здесь опоры нет. Мне казалось: как можно научиться, как ездить с одной палкой? А потом все легче и легче становилось, появлялось больше навыков. И сейчас я уже не замечаю. Палка такая же, как у здоровых олимпийцев, лыжи такие же, у всех одинаковый инвентарь, только у саночников другие крепления.

В отличие от имени на ее лыжах, шансы на призовое место Ванкувера были прописаны не столь разборчиво. Ведь тем же россиянам и украинцам перед самыми Играми удалось потренироваться на высокогорье. А это априори преимущество. Но Ворона по трассе летела как на крыльях. А потом упала на колени. Перед своей победой.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  «Никогда не чувствовала себя лишней»: как живёт 33-летняя женщина со СМА

Лариса Ворона:
– У тебя мыслей никаких нет, ты ничего не видишь, не слышишь, кричат тебе, не кричат. Только видишь что впереди тебя, и все. Толкаешься, едешь и больше ничего не видишь, ни о чем не думаешь.

Она разбирает результат, отлитый в бронзе, на сотые секунды. И сравнивает себя с Вороной, получившей свой кусочек сыра от Бога. Лариса убеждает, скорее, не нас, а себя: постаралась и сделала все. А потом добавляет: наверное. Ведь ей слишком непривычно складывать крылья на полпути.

Лариса Ворона:
– Если бы золото, то, наверное, ты бы уже стоял и говорил, что у меня есть золото, я достиг высоты, дальше которой некуда. А когда у тебя бронза – это только стимул для борьбы, для поднятия себя выше. Не могу сказать, что мне было тяжелее или легче, чем олимпийцам.

Александр Попов, Людмилы Волчек:
– Так же как здоровые. Надо только за ней следить, чтобы она не переборщила.

А у Александра Сергеевича, в отличие от знаменитого тезки, на тренировках – никакой лирики. Зато что ни Игры, то – золотой век.

Корреспондент :
– Вы знали, что она победит?
Александр Попов:
– Догадывался.

Тренер дважды золотого человека Ванкувера – Людмилы Волчек – давно понял: медаль ее упорству лучше бы сплавить из железа и стали. На нынешних Играх его Люда вовсе не играючи завоевала сразу четыре награды. И Александр Попов как никто знает: на ее победной лестнице было вовсе не три ступени.

Александр Попов:
– Она же на чемпионате мира и на Паралимпийских играх выступала в академической гребле. На тренировке думаешь: ну хоть бы отдохнула, подумала, как обычно академисты выйдут – ля-ля тополя… А эта и поперла, и поперла.

Николай Шабловский, «лидер» Василия Шаптебоя, двукратный бронзовый призер X зимних паралимпийских Игр в Ванкувере:
– Некоторые говорят: паралимпийцы, инвалиды… Знаете, они сильны не только духом. К примеру, Люда Волчек – с ее травмой люди сидят и на колясочке катаются. А она сильная, она настолько сильная…

Зато сила Николая Шабловского – как раз-таки в умении быть слабее. Притом, что его называют лидером – отсюда и желтая майка, и буква G – от английского guide. Ведь на соревнованиях среди слабовидящих для Василия Шаптебоя он – главный ориентир.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Врач-инфекционист Игорь Стома – о COVID-19, побочных эффектах от «Спутник V», мифах о вакцинации и опасности вакцины

Николай Шабловский:
– Корректирую его, как правильно пройти вираж, как быстрее, как лучше. Приходиться сбоку проехать, или даже отстать.

Именно он всегда впереди, и именно от него зависит, успеет ли лыжник войти в вираж. Говоря проще, на трассе Николай для спортсмена – тот же поводырь. И немного телохранитель.

Николай Шабловский:
– Опасно было. Я старался не сбить Василия. То есть, мы в вираж входили вдвоем, я уехал по дальнему радиусу, и меня начало выносить, чуть ли не в сетку. Все почему-то считают, что паралимпийцы – значит, никакого уровня. У Василия в группе есть канадец Маккивер, он бегает на уровне нашей белорусской сборной.

Николай откровенничает: иногда, кажется, что мог бы быстрее. И тогда приходится наступать на лыжи собственным амбициям. Но тут же признает: когда они с Василием соревнуются между собой, в гонке за лидером роль ведомого порой переходит к нему.

Николай Шабловский:
– С характерами каждый. Бывает, ругаемся. Как судьба свела бегать вместе: он же Василий Васильевич, а я Николай Николаевич.

Василий Шаптебой, двукратный бронзовый призер X зимних паралимпийских Игр в Ванкувере:
– Он Шабловский Николай Николаевич, а я – Шаптебой Василий Васильевич. У нас все одинаковое.

Вот что у этой скоростного тандема точно одинаковое: так это медали. Две бронзы Ванкувера. И их победа – одна на двоих

Василий Шаптебой:
– Это и есть самая первая в истории Беларуси медаль, завоеванная среди паралимпийцев в биатлоне.

Это тот случай, когда можно буквально спрятаться за дружеской спиной. Василий уже такому родному человеку в желтом на любых соревнованиях доверяет полностью. Говорит, трасса может подвести, Коля – нет.

Василий Шаптебой:
– Просто сказали друг другу: давай, вперед, осталось чуть-чуть, осталось добежать до финиша.

И спортсмен в желтом, и профи в красном говорят, что не дают личным конфликтам зеленый свет. И даже после неудачного старта не спорят, кто слишком быстро уехал и кто явно не туда повернул. Наверное, поэтому рассуждая о грядущем, Василий говорит: это будет наше золото.

Василий Шаптебой:
– Мы ее возьмем. Именно зимнюю паралимпийскую золотую медаль.

Каждая медаль для них – двойная победа. В Солт-Лейк Сити их было две, в Турине – уже девять, в Ванкувере – снова девять, и уже сразу два золота. Сравнивать Олимпиаду и Паралимпиаду можно долго: и по условиям подготовки, и по призовым, и по конкуренции. Но в Ванкувере было одно объективное отличие – и как раз в тех самых медалях. Олимпийские – круглые, Паралимпийские – почти квадратные. Есть достижения, на пути к которым было слишком много острых углов.

СТВ


Связанные записи


1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *