Shadow

“Если не делать прививки, человечество залезет в дебри”. Грозят ли белорусскому обществу “антипрививочники”, и почему вакцинация — это необходимо.

Весной 2018 года в трёх областях Беларуси — Брестской, Гомельской и Гродненской — были зафиксированы случаи кори. Минздрав назвал их завозными: инфицированными в основном оказались непривитые , которые отдыхали с родителями в Украине. Новость напугала родителей. По словам педиатров, многие “антипрививочники” пересмотрели свои убеждения и повели детей в поликлиники на вакцинацию.

13 августа в белорусском райцентре Ганцевичи после плановой вакцинации умер двухмесячный малыш. Вероятная причина смерти — . История получила широкий резонанс ещё и потому, что ребёнок был привит незарегистрированной в Беларуси южнокорейской вакциной “Эупента”.

Но и без этих трагических деталей многие родители относятся к прививкам настороженно. А некоторые открыто говорят о том, что вакцинация может навредить здоровью их детей. Еврорадио обсудило ситуацию с вакцинацией в Беларуси и последствия отказа от прививок с заведующим отделения анестезиологии и реанимации городской детской инфекционной клинической больницы Максимом Очеретним. А также выслушало аргументы многодетных мам, одна их которых не сомневается в пользе вакцинации, вторая — сомневается.

Татьяна Яворская
37 лет, мать четверых детей

Я считаю, что прививки — одно из главных достижений медицины, которое помогает избегать страшных болезней. Поэтому у меня даже никогда не возникало вопроса по поводу того, прививать своих детей или нет. Я всегда это делала согласно графику прививок. Отсрочки по болезни тоже не вызывали у меня страха: мол, если привить ребёнка на два месяца позже, то за это время произойдёт что-то страшное. Не произойдёт.

К тем, кто не делает прививки, я отношусь спокойно: это их жизнь, их , они вправе пользоваться достижениями медицины или не пользоваться. Своих детей я защищаю, а как другие люди поступают со здоровьем и с воспитанием своих детей — это целиком их ответственность.

Я знаю, что во Франции запрещено посещать школу, если дети не привиты. Нарушения прав человека в этом нет… Есть такая расхожая фраза, что права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Если имеются медицинские обоснования того, почему непривитый ребёнок не должен посещать детское учреждение, если есть риск для других детей, тогда это тот самый случай, когда твоё право заканчивается там, где начинается право другого.

До сегодняшнего дня я не придумывала никаких специальных телодвижений по поводу того, как и чем привить своих детей. То есть мы делаем те прививки, которые нам предлагают в поликлинике. Я никогда не делала дополнительных прививок против гриппа и не считаю прививку панацеей от всего: прямо, прививки, прививки, прививки… Исключение составляет от вируса папилломы человека, которая в нашей стране пока доступна только на платной основе. Эту прививку я целенаправленно сделала своей дочери, рекомендовала родственникам и друзьям. Доказано, что это реальный способ защиты от вируса папилломы человека, который, что тоже доказано, вызывает раковые заболевания

Александра Граблевская
45 лет, мать троих детей

Моя двоюродная сестра родилась здоровой, прививки делались ей согласно графику, и всё было хорошо. Но после второй прививки АКДС у ребёнка начались эпилептические припадки. Тётя с дочкой ездили на консультации к профессорам в Москву и Санкт-Петербург, но им сказали, что процесс развития остановился, клетки мозга отмирают. Эта девочка прожила 32 года, если это можно назвать жизнью… В семье мужа тоже произошёл подобный случай… Со временем не стало докторов, которым можно было бы предъявить какие-то обвинения, да и доказать, что это случилось именно из-за прививки, обычно невозможно.

Решение не делать прививки своим детям возникло само собой. С появлением детей каждый раз мы с мужем морально готовились к войне. Хорошо, что нам попадались доктора, которые поняли наше состояние. Мы не то что агрессивно высказывали свои мысли. Нет. Но конкретно говорили: “Нам не надо. У нас было такое”. Как-то сразу после этого разговор переходил в спокойное русло, прекращались разговоры типа “вы не думаете о своих детях”. Хочу сказать, что как раз те родители, которые думают и заботятся о своих детях, десять раз подумают, делать ли эту прививку.

Я не то что против прививок. Я не могу сказать, что я настолько, как врачи говорят, тёмный человек в этих ситуациях — они же пытаются повлиять по-разному. Они умные, они получили медицинское образование, они, конечно, могут аргументы приводить, но только с той стороны, с которой им надо. Они же не будут вам говорить, что столько-то детей после прививки остались больными… Но я бы сказала, что надо всё хорошо обдумать.

Наши дети привиты частично. Во-первых, мы все прививки отодвинули — решили, что если и делать, то хотя бы после того, как ребёнку исполнится год. Мы боролись, чтобы из дифтерийно-столбнячной прививки можно было вычеркнуть коклюшный компонент, поскольку читали, что именно коклюшная вакцина провоцирует эпилепсию. Конечно, никто на это не пошёл… Я не знаю рисков коклюша в настоящий момент, я не видела ни одного знакомого, у которого бы ребёнок болел коклюшем. Но смотря 30 лет на свою двоюродную сестру, которая лежала, как растение, думаю, что коклюш на этом фоне — насморк.

Не скажу, что я очень боюсь болезней, от которых мои дети не привиты. Вирусы всё время мутируют, и, если стала очень страшным заболеванием… Ну может быть. Пускай это будет на моей совести.

Я считаю, что должна быть свобода выбора. И должно быть одинаковое отношение докторов ко всем — хотя, может, сейчас оно изменилось, не знаю. Хотелось бы, чтобы перед прививками детям делали предварительную диагностику, чтобы к каждому ребёнку относились как к индивиду.

В школу и сад моих детей, привитых частично, приняли абсолютно нормально. Почему должно быть по-другому?

Максим Очеретний
46 лет, врач-реаниматолог, заведующий отделением анестезиологии и реанимации городской детской инфекционной клинической больницы

Мы встречаемся с Максимом прямо в отделении. Вот-вот сюда должны привезти мальчика из Солигорска — он болен менингококковой инфекцией, в Беларуси детей от этой болезни не прививают. Максим показывает на смартфоне фото больного малыша — его вид вызывает шок.

“Этот человечек с менингококком. Но точно так же могут протекать гемофильная и пневмококковая . Вакцинация против них проводится в Беларуси в рамках Национального календаря прививок. Но, да, мы имеем дело с детьми с ХИБ-инфекцией и пневмококком, потому что родители этих детей отказались от прививок, — говорит Максим Очеретний. — В СМИ, в интернете постоянно появляются жареные факты. Например, когда говорят, что ребёнок умер от некачественной корейской вакцины, хотя причиной смерти стал анафилактический шок. Но мы, врачи, находимся в неравных условиях, поскольку свои жареные факты предоставить прессе не можем. Мы находимся под законом о здравоохранении и не имеем права разглашать информацию. Безусловно, есть ситуации, когда нельзя прививать детей — есть ряд противопоказаний к прививкам. Но в целом прививаться нужно”.

Еврорадио: Есть данные, сколько белорусов не прививается?

Максим Очеретний: Насколько я знаю, привито порядка 95% населения. Поэтому у нас не такая плохая ситуация с корью, как, например, в Украине или Сербии. По заключению Всемирной организации здравоохранения, в Европе именно в Сербии привела к смертельному исходу 14 человек. Вывод таков, что это следствие отказа от вакцинации.

Если вы контактировали с больным корью, вы ею заболеете. Практически 100%

Еврорадио: Причина вспышек кори, которые случились прошлой весной в Беларуси, — тоже отказ от вакцинации?

Максим Очеретний: Я бы не назвал это вспышками. Это спорадические явления и случаи преимущественно завозные — привозят корь из Украины, где неблагоприятная ситуация, а родственные связи-то у нас хорошие. Границу пересечь легко, поэтому нельзя расслабляться. Потому что корь — крайне контагиозная [передающаяся. — Еврорадио]. Практически в 100% случаев, если вы контактировали с больным корью, вы ею заболеете.

Еврорадио: Если не привиты от болезни?

Максим Очеретний: Если не привиты — да, если привиты — меньше вероятности. Нужно понимать, что вакцина тоже не даёт 100% гарантии того, что человек не заболеет. Если человек болел корью, это хорошо, но впоследствии всё равно требуется ревакцинация, поскольку уровень антител постепенно снижается.

Прививки несут меньше смертей, чем болезни, от которых они защищают

Еврорадио: Бывают ли смертельные случаи именно из-за прививки? Насколько вообще неизбежны смерти после прививок?

Максим Очеретний: Смертельные случаи после прививок бывают вследствие возникновения аллергической реакции. Только поэтому. Реакция в виде анафилактического шока чаще всего случается на вакцины, на антибиотики и на местные анестетики. Когда мы слышим страшные истории о том, как умирают люди в кабинете стоматолога после укола — это тот же механизм развития, это тоже анафилактический шок.

Прививки проходят серьёзные испытания, а испытания — это многокомпонентный механизм, он очень сложный и очень ответственный.

Еврорадио: Если смерти от анафилактического шока, который может быть спровоцирован прививкой, неизбежны, почему родители должны рисковать и прививать детей? Не проще ли отказаться?

Максим Очеретний: Человек имеет полное право не прививаться. Но среди привитых количество смертей от выполненной прививки против той или иной болезни на несколько порядков ниже, чем среди не привитых — от той же болезни.

Врачей, которые поддерживают “антипрививочников”, я бы лишал дипломов

Еврорадио: Откуда вообще взялось в Беларуси антипрививочное движение?

Максим Очеретний: У нас очень много русскоязычного населения. К нам идёт антипрививочная информация из России и Казахстана. Смотришь, и страшно становится. Самое печальное, что это распространяют врачи — с именами, профессорскими званиями… Я бы таких лишал дипломов. Думаю, что, продвигая варианты альтернативного лечения, они имеют какую-то материальную выгоду, без этого никак.

В 2009 году в Беларуси была тяжелейшая эпидемия гриппа. Раскупали “Арпетол”, люди ездили в троллейбусах в масках. Ситуация по Минску и Беларуси была серьёзная. ВОЗ предупреждала об этой эпидемии, потому что обычно эпидемия гриппа начинается в странах юго-восточной Азии и идёт в Европу. Когда начинается эпидемия в Азии, в ВОЗ знают, что будет такой-то , с такой-то антигенной структурой, готовятся вакцины и подготавливается всё население земного шара к приёму этого вируса. Перед началом эпидемии, в августе 2009 года, по врачам стали ходить люди и говорить, что что-то нам ВОЗ очень не нравится, похоже, они лоббируют интересы прививочных компаний и корпораций. И это серьёзно вливалось в уши врачам. И мы начали думать: “А может, и правда они лоббируют интересы фармокомпаний?”. А потом на тебе — получите то, что получили.

Еврорадио: Я знаю докторов, которые не прививают своих детей.

Максим Очеретний: У меня четверо детей, все они честно за ручку ходили в поликлинику, стояли в очереди и получали уколы в одно место. Никаких проблем.

5% “антипрививочников” не могут стать причиной эпидемии

Еврорадио: Может ли в Беларуси из-за “антипрививочников” возникнуть эпидемия?

Максим Очеретний: Я этого опасаюсь, но надеюсь, что этого не будет. Всё-таки врачебное сообщество стало на защиту тех, кто делает прививки. Поймите, что прививки — это не просто так. Это защита от смертельно опасных инфекций. Никто не будет придумывать прививки от инфекций, которые банально проходят, без осложнений, к которым готов иммунитет человека. Речь идёт именно о смертельно опасных инфекциях, и в качестве прекрасного примера можно назвать чёрную оспу: в 1970-х годах человечество избавилось от этой болезни благодаря прививкам. Люди до 1975 года рождения прививались от оспы: у меня на правом плече — БЦЖ, на левом — прививка от оспы.

Еврорадио: Корь — смертельно опасная болезнь? У нас в детстве весь двор болел корью, и все живы.

Максим Очеретний: Корь — смертельно опасное заболевание. Оно опасно пневмониями и энцефалитами, которые возникают вследствие действия коревого вируса. Беда ещё в том, что лекарства от коревого вируса не существует. И если человек заболевает вирусно-коревым энцефалитом или вирусно-коревой пневмонией — ждите беды.

Еврорадио: У нас не привито всего 5% населения. Есть ли риск распространения инфекций от них, когда в большинстве все привиты?

Максим Очеретний: Всё зависит от инфекции. Что касается непосредственно кори, то для того, чтобы популяция жила безопасно, достаточно, чтобы было привито 95% населения.

“В социальных сетях меня назвали фашистом”

Еврорадио: Министерство образования и науки Украины совместно с Минздравом издало указ, которым запрещается пускать на занятия в школы и детские сады непривитых детей. Вы считаете, это правильно?

Максим Очеретний: Я понимаю ваш вопрос. Я это поддерживаю, хотя в социальных сетях меня назвали фашистом, когда я высказал подобное мнение. Я бы не хотел, чтобы мои дети и внуки ходили в дошкольные учреждения с детьми, которые не привиты. И это моё право, не хотеть.

Еврорадио: Но то же самое могут сказать и “антипрививочники”.

Максим Очеретний: Я согласен, что возникает такая дилемма. Но есть хороший пример. Несколько лет назад в Австралии была программа жёсткой регуляции прививок у населения. Первый слоган гласил “No Jab, No Play” — “Нет прививки, нет игры” — первым шагом стало недопущение непривитых детей в детский коллектив. Второй слоган: “No Jab, No Pay” — “Нет прививки — нет оплаты”. То есть, родители, которые не прививали детей, лишались государственных пособий на ребёнка. Очень быстро ситуация по прививочному статусу населения была отрегулирована. Почему-то некоторые воспринимают это как фашизм. Я считаю это оскорблением для себя.

Еврорадио: Мы говорили с женщиной, которая выборочно прививает детей, и связывает это с тем, что её сестра после второй АКДС стала эпилептиком. В вашей практике встречались такие случаи?

Максим Очеретний: Я работаю с последствиями отказа от прививок. Детей с заболеваниями нервной системы, где есть чёткая причинно-следственная связь между прививкой и недугом, я не встречал у себя в отделении.

“Дети без прививок попадают к нам редко”


Еврорадио: Часто ли попадают в больницу дети с осложнениями после прививок?

Максим Очеретний: Есть реакция, и есть осложнение. Чаще всего к нам обращаются потому, что повысилась температура и появилась сыпь. Но это не осложнение — это реакция на прививку, она может быть, и это не опасно. Вот осложнение — это опасно.

То, что произошло с ребёнком в Ганцевичах — это анафилактический шок, который является осложнением. С анафилактическим шоком или отёком Квинке, как правило, к нам не доезжают: им помогают на месте, поскольку в каждом прививочном кабинете есть специальные аллергические укладки и персонал обучен оказанию первой помощи. Такие дети, безусловно, госпитализируются. Есть определённый контингент детей, у которых очень выражены определённые аллергические реакции. Поскольку в нашей больнице есть городской прививочный кабинет, то такие дети сразу госпитализируются в отделение реанимации и под наблюдением реаниматолога им делают прививки. Делаем, наблюдаем минимум два часа и отправляем домой.

Еврорадио: Насколько часто к вам попадают дети без прививок?

Максим Очеретний: Дети без прививок попадают к нам редко, потому что, на мой взгляд, процесс вакцинации среди населения хорошо регулируется государством. Например, детей Минска прививают от ХИБ-инфекции или гемофильной палочки, как её ещё называют. Это бактерия, которая вызывает очень тяжёлые инфекции — пневмонии, менингиты, эпиглоттиты, отиты, которые протекают в виде некрозов, ампутаций, септических процессов. За последние 10 лет минчан с этой инфекцией мы здесь не видели. С такими диагнозами к нам привозили детей из регионов, где прививка не делается. Пока у нас ситуация благополучная, но медицинское сообщество переживает, что это начнёт появляться.

Источник https://euroradio.fm/rlne/vaccines/

ТАНЦЫ НА КОЛЯСКАХ | БЕЛАРУСЬ