Shadow

Мозг. Перезагрузка

PR20110629191811

Темнеет в глазах. Немеет рука или нога. Кружится голова. И вот уже врачи реанимации пытаются вернуть к жизни пациента, чей только что перенeс страшный удар. Именно так переводится с латыни слово «инсульт»

Наш фильм – это рассказ о болезни, которая не щадит ни богатых, ни знаменитых, ни простых смертных. Каждые полторы минуты у кого-то из россиян случается инсульт. Каждые второй, перенесший его, – остается инвалидом. Каждый четвертый — умирает. Еще 15 лет назад считалось — победить инсульт невозможно. Сегодня врачи уверяют, инсульт — не приговор. Если удар случился, есть спасительные 3 часа, чтобы остаться в живых.

Можно ли избежать инсульта, и что делать, если удар случился? Рассказываем об инсульте мы на примере простых людей и всем известных пациентов.

В канун Нового, 2011 года страшная новость потрясла страну. Борис Моисеев – в реанимации, у него инсульт. В больницу артиста доставят в тяжелейшем состоянии. Парализована вся левая часть тела. Певец потерял способность говорить. Лечащий врач Моисеева, Михаил Пирадов, понимал: восстановиться после такого удара практически невозможно. Но Борис неожиданно быстро пошел на поправку. Встал на ноги. М.Пирадов считает, восстановиться так быстро Моисееву помог психологический настрой. Жажды жизни у певца хватило бы на четверых…

Инсульт не щадит политиков. Нарушение мозгового кровообращения стало причиной смерти Ленина. Этот же недуг свел в могилу Сталина, нагнал в конце жизни Брежнева, не пощадил Суслова, сильно подорвал здоровье Ельцина. Высокие эмоциональные нагрузки, курение, алкоголь — все это неизбежно приводит к инсульту. Врачи всегда твердили, спорт – залог здоровья. Но оказывается, спорт в изнуряющих дозах тоже становится фактором риска. Знаменитая Шерон Стоун вошла не только в историю кино, но и в историю медицины. Американские неврологи ввели новый термин – «Синдром Шерон Стоун». В конце 2001 актриса перенесла тяжелейший инсульт. «Синдром Шерон Стоун – это когда женщина, помешанная на возрасте, на красоте начинает заниматься фитнесом всe больше и больше. И нагружает свой организм настолько, что тот не выдерживает», — рассказывает доктор Коновалов.

Спойлер

Наташа Сафронова спорту отдала большую часть своей жизни. Ещe полтора года назад она была лидером сборной России по волейболу. Внезапно, во время тренировки 3 декабря 2009 года девушка потеряла сознание. 18 дней провела в коме. Диагноз — кровоизлияние в мозг. Двое суток девушка балансировала на грани жизни и смерти. Только на третий день, когда ее состояние стабилизировалось, нейрохирурги решились на операцию, чтобы спасти Наташе жизнь. О том, что она сможет двигаться, разговаривать, речи не шло. Сегодня Наташа двигается, учится говорить и даже встает на тренажер. Но никак не может смириться с тем, что ее тело, привыкшее к тренировкам и нагрузкам, сегодня непослушно.Главный фактор спасения мозга после инсульта – время. Чтобы спастись, у человека есть от 3-х до 6 часов. О том, что существуют спасительные 3 часа пенсионерка Лидия Петровна из поселка «Комсомольский» под Саранском, даже не догадывалась. Просто почувствовала себя плохо. Вызвала скорую. Врачи тут же поставили диагноз – инсульт. Спустя полчаса после вызова «скорой», Людмилу Петровну везут в первичное сосудистое отделение. От посeлка «Комсомольский» до районного центра «Чамзинка» даже по заснеженной дороге всего 20 минут. Но тревожные симптомы усиливаются. В машине скорой помощи Лидия Петровна уже не может говорить – отказал речевой центр. История спасения пациентки разворачивается прямо на наших глазах. Успеют ли врачи распознать причину инсульта и вернуть пенсионерку к жизни?Ученые пришли к выводу: одна из причин инсульта — копченая колбаса и твердый сыр. ЖИР, так необходимый для роста и развития детского организма, взрослыми почти не усваивается. Жировые бляшки, оседая на стенках сосудов, перекрывают кровоток, вызывая ишемию – недостаток крови в жизненно важных органах – сердце или мозге. Когда кровь окончательно перестает туда поступать — возникает инсульт. Актер Жерар Депардье не отказывается ни от сыра, ни от колбасы, ни от белого хлеба. Но риск получить инсульт у него минимальный. Актер знает один маленький секрет. Что это за секрет? Об этом мы расскажем в фильме. Кроме того, зрители узнают, какой образ жизни нужно вести, чтобы эта болезнь их миновала.В фильме приняли участие:
Жерар Депардье – актер
Борис Моисеев – певец
Игорь Николаев – композитор, певец
Вячеслав Зайцев – кутюрье
Армен Джигарханян – народный артист СССР
Лев Дуров – народный артист СССР
Наташа Сафронова — чемпионка мира по волейболу
Владимир Гуняев — телеоператор
Лидия Петровна — пенсионерка из поселка «Комсомольский»
Аполлон Квициния
Александр Коновалов — Директор НИИ нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко
Владимир Крылов — Заведующий отделением НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского
Лео Бокерия — Директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им А.Н. Бакулева
Вероника Скворцова — Заместитель Министра здравоохранения России
Михаил Пирадов — Заместитель директора Научного центра неврологии.

Продюсеры: Сергей Никонов
Режиссер: Валентин Рубальский, Карен Сахитов
Авторы: Оксана Матвеева, Антон Калюжный

 

Напряжение, скорость, бешеный ритм. Мы уже сами не замечаем, во что превращаем свою жизнь, пока однажды на полном ходу вдруг не почувствуем: «Все, приехали. Остановка».

Острая боль в висках, бешено колотится сердце, резко темнеет в глазах. Удар. Лопается сосуд, изливается кровь. Попадая в мозг, она превращается в яд, разъедает нервные клетки, как серная кислота, начинается цепная реакция, рвутся соединительные цепочки, повреждаются важные участки головного мозга. Для человеческого организма это действительно страшный удар. Именно так переводится с латыни «инсульт». Какие правила нужно соблюдать, чтобы этот страшный удар с вами не случился? Как уберечь себя от инсульта? И как жить дальше, если избежать удара все-таки не удалось?

Блондинка с голубыми глазами, высокая, стройная, девушка с обложки. Наталья Сафронова – не просто красавица, чемпионка, член сборной России по волейболу. Ее знает весь мир. А он – обычный телеоператор. Казалось, шансов никаких, но любовь оказалась взаимной. Наталья Сафронова и Сергей Молчанов провели вместе четыре счастливых года. Они строили планы, мечтали сыграть свадьбу. Все рухнуло в один миг.
3 декабря 2009 года они вместе позавтракали, потом Сергей отвез Наташу на тренировку. Во время упражнения Наталье стало плохо. Тяжелое кровоизлияние в мозг. Врачи предупредили: все слишком серьезно. Двое суток Наташа балансировала между жизнью и смертью, на третий день хирурги решились на операцию. Они понимали: шансы выжить при таком обширном кровоизлиянии минимальны. Операция длилась 10 часов, еще 18 дней Наташа находилась в коме. Все думали: выживет или нет? Но вот она открыла глаза, зашевелила губами.
Сегодня у Наташи Сафроновой снова изнурительные тренировки. Она старательно выговаривает знакомые слова, делает первые, неуверенные еще шаги, заново учится жить. Рядом Сергей. Он дает ей силы бороться. Когда-то простое человеческое счастье казалось Наташе приложением к спортивным пьедесталам. Сегодня она понимает: важнее любви в жизни ничего нет. О том, что Наташа вернется в большой спорт, пока речи не идет. Да и мечтает она сегодня не об этом – ей хочется поскорее встать на ноги и самой пойти в загс со своим Сережей.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Гематоэнцефалический барьер: Как COVID-19 воздействует на мозг

Высокие физические нагрузки, перелеты, недосып. Наташе Сафроновой было всего 30, когда случилось кровоизлияние. Мина замедленного действия никак не проявляла себя многие годы, а тут рванула. Этой трагедии можно было избежать, если бы врачи, которые обязаны были следить за здоровьем спортсменки, провели одно простое исследование – ангиографию. Достаточно ввести контрастную жидкость в кровь и сделать рентгеновский снимок, чтобы понять: у Наташи врожденная патология сосудов. Одна несложная операция, и спортсменка в порядке. Знать бы об этом заранее. На Западе эту несложную процедуру проходят все спортсмены, в России подобное исследование назначается по жестким показаниям врачей. О том, что Наташе Сафроновой оно жизненно необходимо, никто даже не догадывался.

Если вы занимаетесь спортом, испытываете большие физические нагрузки, часто летаете самолетом, обязательно сделайте ангиографию, убедитесь, что ваши сосуды в порядке.

Существует два вида инсульта. Геморрагический – это когда сосуд внезапно рвется, и кровь, сдавливая мозг, вызывает его отек и гибель. Ишемический – когда сосуд закупоривается холестериновой бляшкой, и какой-то участок мозга от голодания погибает. Оба опасны. Первый чаще возникает на фоне повышенного давления, второй — у людей с избыточным весом и вредными привычками, любителей алкоголя и табака.

Определить тип инсульта может компьютерная томография. Времени в обрез. В случае с инсультом каждая секунда дорога, попасть в стационар больному нужно в первые три часа. Так называемое терапевтическое окно – время, в течение которого, несмотря на появление клинических симптомов, необратимого повреждения мозга еще нет — для большинства людей составляет от трех до шести часов.

В канун нового, 2011 года все новостные ленты сообщили: «Борис Моисеев в реанимации. Инсульт. Состояние певца критическое». За несколько часов до рокового удара Борис Моисеев дал интервью. Вроде бы все было нормально, он разговаривал, шутил. Но, будь рядом специалисты, наверняка забили бы тревогу. Признаки надвигающегося ишемического инсульта были налицо: припухшее лицо, воспаленный взгляд и дрожь в руках. певца уже недополучал кислорода и питательных веществ, страдали участки, связанные с координацией.
Когда певцу стало совсем плохо, друзья вызвали скорую. В больнице выяснилось: левая часть тела Моисеева парализована, певец не может говорить. Врачи уверены, что причиной болезни стали перенагрузки. Бесконечные репетиции, записи, концерты, бессонные ночи. Кроме того, Моисеев всю жизнь боролся с лишним весом – то набирал его, то терял за считаные дни, проводя сутки напролет в тренажерном зале. Его предупреждали: лучше сбавить обороты, не мальчик уже. Но певец вел себя, как будто ему 25.
В 50 лет заново учиться двигаться и говорить – задача не из легких. Но Моисеев умеет держать удар. Лечащий врач Моисеева уверен: лучший помощник в борьбе с инсультом – боевой настрой. И у Бориса он есть. Даже опытные специалисты удивляются его жизнелюбию. Спустя две недели после инсульта Моисеев танцевал вальс в своей палате. Кстати, пение для Бориса Моисеева теперь не просто профессия, но и самая лучшая терапия. Ведь, когда человек поет, ему легче проговаривать многие звуки.
Не так давно Борис Моисеев вернулся домой. О концертах думать пока рано, но на третий этаж своего дома певец поднялся сам, без всякого лифта. Это лучший показатель того, что Борис Моисеев восстановлен и чувствует себя хорошо.

Звезду американского кино Шэрон Стоун тренажеры тоже довели до инсульта. В 2001 году случилось кровоизлияние в мозг, актриса перенесла тяжелейшую операцию. Зато теперь она не только легенда кино, но и героиня медицинской энциклопедии. Американские медики ввели новый термин — «синдром Шэрон Стоун»: когда женщина, помешанная на возрасте и красоте, начинает все больше заниматься фитнесом и настолько нагружает свой организм, что он не выдерживает.

Шэрон Стоун повезло: ее вовремя прооперировали. Борису Моисееву повезло меньше: певец легкомысленно тянул с госпитализацией. Если бы он сразу вызвал скорую и получил все необходимые лекарства, то из инсульта вышел бы и быстрее, и легче.

Если вы в полном расцвете сил подошли к золотой середине, к пятидесяти, не переоценивайте себя, не ведите себя так, словно вам 25, сбавьте физические нагрузки. Умеренность должна быть во всем: в спорте, в еде, в сексе. В 50 лет риск получить инсульт повышается в несколько раз.

Аполлону Квицинии 67, он ведет правильный образ жизни. О том, что инсульт может настичь его в любой момент, бравый генерал даже не подозревал. На обследовании настояла жена. Обычное УЗИ выявило: сосуд забит холестерином на 85%, кровоток к головному мозгу перекрыт. Аполлон никогда не думал, что пятисантиметровая бляшка едва не оборвет линию его жизни. За все 67 лет у него не было ни одного серьезного повода для встречи с врачом. Не пьет, не курит, всю жизнь занимается спортом, лишним весом не страдает. Откуда тогда у него такой гигантский холестериновый нарост?
Хирург Нидал Дарвиш добрался до сонной артерии, где затаился холестериновый враг. Он прикрепился к внутренней стенке сосуда. Генералу Квицинии казалось, полжизни его прошло в больничной палате. На самом деле, полмесяца. Неделя – подготовка, неделя – послеоперационный период. И затем — выписной лист, советы диетолога, рецепты, медицинские рекомендации. Он пошел домой не свойственной ему совсем не генеральской походкой, думал только об одном: как повезло. Доктора перехватили его буквально в шаге от инсульта, а возможно, и смерти. А сколько еще людей даже не подозревают о том, что над ними нависла страшная угроза?

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Коронавирус стал легче проникать в организм человека через глаза

Холестериновые бляшки называют ржавчиной нашего организма. По вине этой «ржавчины» в мире происходит половина смертей, Россия на первом месте. Холестерин – природный жир, образуется у нас в печени, способствует росту и делению клеток, служит цементом для поврежденных сосудов. Однако избыток холестерина ведет к образованию на их стенках опасных жировых бляшек. Бесконечные стрессы, плохая экология – вот основные причины появления у нас лишнего холестерина.

Инсульт всегда благоволил к актерам. Еще бы: постоянные стрессы, эмоции через край в каждой прожитой роли. Они любят, ненавидят, страдают, радуются, и каждый раз на пределе душевных сил.

Армен Джигарханян тоже в группе риска. Режиссеры всегда доверяли ему самые тяжелые роли, которые, кроме него, не вытянул бы никто. Он один из немногих, кто так передавал эмоциональное напряжение, что зритель его чувствовал чуть ли не физически. Играть в полсилы Джигарханян просто не умеет.
Первый микроинсульт случился с ним в 2003 году. Актер устоял, перенес его на ногах. Это был первый тревожный сигнал. Джигарханян к нему так и не прислушался. Второй удар, куда более сильный, инсульт нанес актеру спустя год, в самый неожиданный момент. Армен Борисович только-только приехал в Сиэтл, получил багаж. Но до автостоянки дойти так и не смог.
Игра с болезнью закончилась госпитализацией, Джигарханян оказался наполовину парализован, не владел мимикой лица. Казалось, кулисы сомкнулись за ним навсегда. Народному артисту пришлось пройти длительный курс реабилитации. Ему нужно было не просто встать на ноги – вернуться на сцену. И чтобы никто не заметил в нем никаких перемен. Но даже перед лицом столь страшной опасности он отказался от предложения американских медиков сделать операцию по расширению сосудов.

Врачи предупреждают: инсульт нельзя обмануть, не стоит надеяться на чудо. При первых же признаках даже микроинсульта нужно бежать к врачу. И если случилось раз, непременно будет повтор – все закончится еще одним страшным макроударом.

14 августа 1987 года во время гастролей Театра сатиры в Риге шел спектакль «Женитьба Фигаро». На сцене был любимец публики Андрей Миронов. Никто тогда даже не подозревал, что актер выходит на сцену в последний раз. Миронова давно мучили головные боли, но жизнь артиста расписана по минутам: съемки, спектакли, репетиции. Визит к врачу не входил в его планы. Перед гастролями в Ригу Миронов все-таки заглянул в клинику. Выяснилось, что у артиста врожденная патология сосудов мозга – аневризма. Врачи понимали: выходить на сцену с таким заболеванием опасно. Миронову предложили срочную операцию, но артист принял другое решение – уехал на гастроли…

Аневризма – это небольшой пузырек, заполненный кровью, который образуется на стенке сосуда. Пока пузырек не лопнул, человека ничто не беспокоит. Разрыв аневризмы – мгновенное кровоизлияние в мозг, тот самый геморрагический инсульт. Чтобы выяснить, есть у вас аневризма или нет, сделайте томографию.

Инсульт – болезнь не только актеров, но и политиков. Именно этот мозговой катаклизм свел в могилу Сталина, подорвал здоровье Ленина, стал причиной смерти Брежнева, не пощадил Суслова. А в конце жизни нагнал Ельцина. Эмоциональные нагрузки, желание все время быть на виду, неумение отдыхать, расслабляться и полное отрицание врачебной помощи увеличивают риск инсульта.

Модельер Вячеслав Зайцев тоже долгое время пренебрегал советами врачей. Но час пробил, 25 декабря 2009 года ведущий едва не потерял сознание прямо на сцене во время записи программы «Модный приговор». Когда закончилась съемка, за ним приехала скорая. Диагноз вызвал шок: микроинсульт. Лечащий врач объяснил Вячеславу: микро – еще не инсульт, предвестник. Но последствия его могут быть не менее трагичными.
Это был уже не первый тревожный сигнал. Первый звонок раздался в 1986 году, в самый пик карьеры модельера. Перед показом Зайцеву стало плохо.  Ему чудом удалось доползти до телефона и набрать «03». Но в состоянии пациента врачи не нашли ничего пугающего: кардиограмма хорошая, давление в норме. То, что Вячеслав Зайцев серьезно болен, врачи выяснили, когда его накрыл третий микроинсульт. Вячеслав был уверен: лучшее лекарство от всех болезней – работа. Но работать ему становилось все сложнее и сложнее.
Тот приступ, который случился во время записи программы «Модный приговор», раскрыл ему глаза. Вячеслав Зайцев понял: все эти годы он ходил по лезвию ножа. Теперь он регулярно измеряет давление. Ведь это совсем не сложно. Не стоит лишний раз искушать судьбу, даже если чувствуешь себя ее любимчиком. Зайцев увлекся живописью, стал заниматься фотографией. И был уверен: все, никаких коллекций. Но спустя год после третьего микроинсульта вновь вышел на подиум.

Микроинсульт – это непродолжительное нарушение кровообращения мозга. Сосуд, забитый холестериновой бляшкой, смыкается, кровь перестает поступать в мозг, и кажется, что трагедии не миновать. Но в самый неожиданный момент происходит то, чего не ждали: сосуд, словно по команде, самопроизвольно расширяется. Врачи советуют после 45 лет периодически измерять артериальное давление, особенно если у вас болит голова и неважное самочувствие.

Геморрагический инсульт, или кровоизлияние, чаще возникает вечером после напряженного трудового дня. Если у вас раскалывается голова, появилась тошнота, затормозилась речь, нарушилось движение рук и ног, если вас бросает в жар и вы находитесь в состоянии легкой оглушенности, немедленно звоните «03».

Владимир Гуняев – телеоператор-экстремал, он сам не раз рисковал, находился в шаге от смерти. Его кадры из горячих точек видел весь мир. За время работы в зонах конфликта у Владимира не было ни одной царапины. Беда случилась там, где не ждали: командировка на Бермудские острова стала для него роковой. Атлантический океан, глубина 30 метров. Задачей Владимира было снять кормежку акул. Напряжение громадное. Все понимали: если что-то пойдет не так, съемочная группа станет добычей хищников. Страх – вот что почувствовал Владимир в этот момент. У него неожиданно сдавило виски, подступил странный кашель. Но прокашляться толком он не мог – во рту трубка.
Друзья помогли Владимиру выбраться на поверхность, первым же рейсом отправили его в Москву. В аэропорту ждала карета скорой помощи, Владимиру становилось все хуже: голова не просто болела – раскалывалась, перед глазами мелькали мошки. Диагноз – геморрагический инсульт, кровоизлияние в мозг. Владимира тут же положили на операционный стол. Врачи не скрывали: шансы выжить близки к нулю.
Очнулся Владимир только через 7 дней, увидел, что вокруг много незнакомых людей, которые почему-то не понимают его слов. Через некоторое время дошло: это он не может говорить. Речь была потеряна, ноги парализованы. Казалось, так пройдут остатки его дней. Но у Владимира были совсем другие планы на жизнь. Он начал бороться, начал выкарабкиваться из этой глубокой ямы, в которую свалил его инсульт. Владимир понимал: ему во что бы то ни стало нужно двигаться, тренироваться. Из всех тренажеров в доме была только лестница, но, как оказалось, и этого достаточно, чтобы доказать себе и окружающим, на что ты способен. Чтобы поднять ногу на одну ступеньку, потребовался месяц ежедневных тренировок, дальше – легче. Через полгода Владимир сам дошел с первого этажа до девятого. Оказалось, это самая важная в его жизни вершина.
Взять в руки камеру Владимир смог только через три года. Все это время о семье заботилась Олеся. Тогда она четко усвоила, что такое отчаяние, безденежье и поддержка незнакомых порою людей. Олеся тянула лямку, как могла: успевала подрабатывать, старалась поднимать на ноги мужа, заниматься трехлетней дочкой. А в результате переосмыслила собственную жизнь и решила взять приемного ребенка. Владимир понемногу начал снимать. Говорить о том, что он полностью восстановлен, пока рано. Но стимул жить и работать у него сильнейший.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Вакцину против COVID-19 детям будут вводить двукратно с интервалом в 21 день

Позитивный настрой – залог максимального восстановления после инсульта.

Желание бороться помогает встать на ноги. Если опустить руки, в инвалидной коляске можно провести остаток дней. Актер Лев Дуров знает это не понаслышке. Предложение сыграть роль Якова в картине «Не послать ли нам гонца» Дуров воспринял с радостью: в конце девяностых в стране почти не снимали. Получить небольшую роль считалось везением, а тут – главная. Лев Константинович даже не догадывался, что эта роль может стать для него последней. Съемки шли по 8-10 часов в день. После работы Дуров садился в машину и ехал на дачу. Однажды вечером, проехав километров 70, Лев Константинович понял, что не закрыл заднюю дверь. Вышел, обошел машину, но найти дверь не смог. Предметы буквально расплывались перед глазами. До подмосковной дачи актер добрался с трудом. На следующий день у него отнялись рука, нога и речь, стало падать зрение. Врачи поставили диагноз: инсульт.
Инсульт для актера – это крах. О профессии можно забыть. Однако Дуров сдаваться не собирался – он привык драться до последнего. Дуров каждый день тренировался, а уже через 10 дней после удара он мчался на съемку, несмотря на то что врачи были категорически против. По сценарию актеру нужно было выйти из машины, бежать, падать в лужу. Но как все это сделать, если с трудом передвигаешься и почти ничего не видишь? Один он не справился бы. Но вместе с ним на съемки поехала дочь Катя. Эпизод был сыгран безупречно. Прошел еще месяц, и актер вышел на сцену, чтобы танцевать.

Чтобы избежать инсульта, старайтесь больше двигаться, занимайтесь спортом, а главное – ограничивайте потребление жиров, это еще один фактор риска.

Жерар Депардье никогда не знал нормы ни в чувствах, ни в еде. К пятидесяти годам сосуды забились холестерином настолько, что у актера развилась ишемическая болезнь сердца. После операции аортокоронарного шунтирования артист впервые задумался о диете. Чтобы не получить инсульт, актеру пришлось похудеть аж на 40 килограммов.
Депардье так боится инсульта неспроста. Жерару было 7, когда он на себе почувствовал, что это такое. Никто не мог понять, почему мальчик вдруг перестал говорить. Перекошенный рот, непослушные губы, насмешки приятелей. А у него был самый настоящий инсульт. Почти все свое детство Жерар общался с окружающими жестами и коротенькими фразами. Проблемы с речью делали его часто неуверенным в себе и молчаливым. Казалось, так будет всегда. Но случилось чудо.
Юного Жерара спасла сцена. В его родном городе стояла военная база. Забавный мальчик, торговавший сигаретами, начал показывать солдатам пантомиму. Каждый раз перед выходом к публике с помощью нехитрых упражнений он разрабатывал мышцы лица. Депардье даже не подозревал, что эти смешные ужимки доктора используют для восстановления пациентов после инсульта. Просто Жерар хотел стать актером, а заодно вылечил свой недуг. Ему было тогда 13 лет.

Курение в два раза увеличивает опасность возникновения инсульта. Еще один фактор риска – копченая колбаса и твердый сыр. Ученые пришли к выводу: жир, так необходимый для роста и развития детского организма, взрослым почти не усваивается. Врачи советуют во взрослом возрасте перейти на обезжиренный кефир и молоко, есть в большей степени творог, а не сыр, отказаться от сырокопченой колбасы и куриных ножек, отдавая предпочтение индейке и рыбе.

После операции на сердце Жерару Депардье врачи настоятельно советовали отказаться от сыра. Но для француза обед без сыра — что день без солнечного света. Каждый житель этой страны съедает в год до 23 килограммов сыра. Инсульт при этом беспокоит французов меньше всего. Они знают один маленький секрет: сухое красное вино. Но здесь, как и во всем, нужна мера. Всемирная организация здравоохранения подтверждает: да, бокал красного вина в день – хорошая профилактика инсульта. Но чуть переборщил – сосуды не выдерживают.

Мы все в зоне риска. Инсульт — как хороший боксер: стоит только расслабиться, получаешь удар в голову. И все же уберечь себя от этой атаки можно. Достаточно правильно питаться, отказаться от вредных привычек, заниматься спортом и обязательно несколько раз в год заходить к врачу. Для большинства из нас эти слова означают фактически полностью перестроить свою жизнь. Но она того стоит, ведь это наша с вами жизнь, и другой у нас не будет.

[свернуть]

Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/documentary/fi=7134


Связанные записи


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *