Особенности национальной реабилитации. И медэкспертизы

Особенности национальной реабилитации. И медэкспертизы

Международная конференция «Актуальные проблемы медицинской экспертизы и реабилитации»

Развивается отечественная медицина, выполняются сложнейшие вмешательства в кардиологии, онкологии и других отраслях. Значит, те, кто был, казалось бы, обречен, спасены. Но когда высокотехнологичные операции позади, о достойном качестве жизни таких пациентов не может быть речи, если отсутствует полноценная реабилитации или неправильно осуществляется медэкспертиза.

Международная конференция «Актуальные проблемы медицинской экспертизы и реабилитации» собрала почти 250 специалистов из Беларуси, России, Украины, Казахстана, Латвии и Литвы.

О новых возможностях повысить свою квалификацию работникам здравоохранения в сфере медицинской и социальной реабилитации людей с ограниченными возможностями рассказал на конференции кандидат мед. наук, заведующий кафедрой реабилитологии Государственного института управления и социальных технологий БГУ Константин Зборовский (на снимке справа). В этом году в институте впервые осуществляется набор по специальности «Социальная работа. Социально-реабилитационная деятельность» для выпускников медколледжей на сокращенный срок обучения. А специалисты, у которых за плечами высшее медобразование, могут поступить в магистратуру по специальности «Реабилитология».

Участие в мероприятии приняли не только врачи. Слева — заместитель председателя Белорусского общества инвалидов Сергей Дроздовский.

В каждом государстве постсоветского пространства свои подходы к возвращению тяжелых пациентов в общество. По-разному определяют и степень инвалидности, проводят медико-социальную экспертизу. Поэтому сравнивать показатели нетрудоспособности можно с большой долей условности.

На конференции общий язык был найден. Опытом делились через призму основополагающего документа, рекомендованного ВОЗ, — международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ).

Есть что показать

Почему выбрали Беларусь в качестве площадки для встречи? Наша страна шагнула вперед в реабилитационных технологиях. Создана высокоэффективная многоуровневая система восстановления после тяжелейших травм и заболеваний. Ее эффективность «с осторожным оптимизмом» засвидетельствовал первый заместитель министра здравоохранения Дмитрий Пиневич, открывавший конференцию.

Простой пример. Больного после стационарного лечения по поводу мозгового инсульта или инфаркта миокарда не отправляют домой, как во многих государствах СНГ. Его транспортируют в специализированный центр, где осуществляется ранняя медицинская реабилитация. Оттуда пациента переводят на амбулаторный этап, а затем — на домашнее восстановительное лечение. Таким образом, человек постоянно находится в поле зрения врачей. И вся эта колоссальная поддержка — за счет государства.
Сегодня в Беларуси есть специализированные больницы медреабилитации не только республиканского, но и областного значения. Число реабилитационных коек составляет свыше 4,7 тыс. Только за прошлый год экономическая эффективность проводимых реабилитационных мероприятий составила около 12 млн долларов США. Подобной функциональной сети нет ни в одной другой стране бывшего Союза.

Еще одна белорусская «фишка» — четкая вертикаль медицинской экспертизы: от районного звена до республиканского в виде межведомственной научно-экспертной комиссии.

s000317_335828Группа или проценты?

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  «Завтра встанешь и пойдешь!» Можно ли в экзоскелете сходить за хлебом

Василий Смычёк, директор РНПЦ медэкспертизы и реабилитации, доктор мед. наук, профессор

Поэтапная система реабилитации работает, но надо ее отладить так, чтобы ни один человек с тяжелым заболеванием, с ограничениями жизнедеятельности не выпал из поля зрения реабилитологов, что, к сожалению, еще случается. Следует также повышать качество составления и выполнения индивидуальных программ реабилитации (ИПР). А еще — тщательно изучать МКФ, т. к. данный документ — основа полноценного оказания помощи пациенту.

По данным ВОЗ, 15% жителей Земли имеют ограничения жизнедеятельности, но единых подходов к определению инвалидности нет. В одной стране ставят группу, в другой — высчитывают процент утраты общей трудоспособности, в третьей — процент остаточной трудоспособности. Не существует пока и общих протоколов, стандартов реабилитации — в каждой стране свои подходы.

В Беларуси 520 тыс. инвалидов (5,5% населения). Среди них — 26 тыс. детей. В последние годы есть тенденция к росту инвалидности, это связано не только с увеличением заболеваемости и продолжительности жизни, но и с либерализацией экспертных документов — мы движемся в сторону расширения возможностей получения инвалидности. В стране утвержден т. н. синдром социальной компенсации. Суть его в том, что если у человека имеется 3 и более ограничений жизнедеятельности одинаковой степени выраженности, то ему нужно определять инвалидность на один ранг выше.

Сколько должно быть групп инвалидности? В Советском Союзе в 1920-е годы их было шесть, а потом половину убрали. Нужно ли возвращать? И как должна осуществляться экспертиза? Тремя экспертами, как у нас, или достаточно одного? Очно или заочно? Сегодня, в начале XXI века, нужно решать и эти вопросы.

Сейчас в стране реализуется научный проект по определению степени утраты общей трудоспособности в процентах у каждого пациента, направленного на экспертизу. Идет разработка системы оценки утраты здоровья у детей, а также методики оценки ограничений жизнедеятельности у пациентов после трансплантации (все это — с учетом положений МКФ). Предстоит создать и эффективные стандарты реабилитации.

s000317_251670Буквенный код — помощь в конкретной ситуации

Александр Свинцов, руководитель отдела Института проблем медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов ФГБУ «Санкт-Петербургский научно-практический центр медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов им. Г. А. Альбрехта», канд. мед. наук

В аптеке, аэропорту, на вокзале, в других общественных местах инвалиды нуждаются в разном объеме помощи в зависимости от вида и степени стойкого нарушения функций (колясочник, слепой, с психическим расстройством). Работники указанных учреждений, как правило, не обучены этому. Полет на самолете, путешествие на поезде, а то и самостоятельная покупка лекарств в аптеке становятся невозможными.

В трех городах России проведен эксперимент по внедрению т. н. буквенных кодов. В дополнение к удостоверению инвалиду выдается справка с буквой, определяющей особенности его инвалидности, где указан и алгоритм действий по оказанию ему ситуационной помощи.
Планируем распространить практику буквенных кодов по всей РФ.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Astellas и Kate будут разрабатывать новый препарат против миопатии

s000317_345756Не можешь ходить — работай за компьютером?

Здиславас Скварциани, директор службы по установлению недуга и трудоспособности при Минтруда и соцзащиты Литвы, доктор мед. наук

В Литве 260 тыс. больных со стойким недугом, из них 15 тыс. детей. В 2005 году принят закон о социальной интеграции пациентов с инвалидностью, после чего изменилась политика по отношению к инвалидам — от компенсационной к интеграционной.

В отличие от белорусской системы, в нашем государстве определяют не группу инвалидности, не степень утраченной трудоспособности, а процент ее остатка. Показатель свидетельствует, насколько человек способен быть активным в социуме. При этом приходят к нам люди с недугом только после того, как все медицинские мероприятия, включая реабилитационные, уже завершены. Т. е. когда восстановить функции уже невозможно.

Например, утрата 25% трудоспособности у вас — основание для получения III группы. А у нас это полноценный человек, так как сохраняется целых 75%. В некоторых случаях граждане остаются работоспособными даже при очень тяжелых заболеваниях. Те, кто не в состоянии ходить, с успехом зарабатывают себе на жизнь компьютерными технологиями или юридической деятельностью.

Мы на пути к модели, предложенной МКФ. Уже год действует новая система определения детской инвалидности. Она включает медицинский и социальный аспекты. Первый определяется по документам из медучреждений. Второй оценивает социальный работник или представитель детского учреждения по специальным опросникам: выясняется возможность передвигаться, ориентироваться в пространстве, способность к обучению и проч. В итоге дается легкая, средняя или тяжелая степень инвалидности.
После перехода на новую систему общая статистика не изменились. «Подкорректировалась» разве что структура детской инвалидности: увеличилась доля представителей группы со средней степенью тяжести.

s000317_076623МКФ — не для экспертизы, а для реабилитации

Виктор Помников, ректор Санкт- Петербургского института усовершенствования врачей-экспертов, профессор, доктор мед. наук

В России 12,85 млн инвалидов, это 9% населения. При реально работающей реабилитации цифры не должны превышать 10%, что говорит о хороших результатах усилий реабилитологов.

Около половины российских инвалидов — трудоспособного возраста. Но только каждый десятый продолжает работать. Показатель полной реабилитации — не более 8%.

Наш институт первым под эгидой ВОЗ перевел МКФ на русский язык. На мой взгляд, документ позволяет оценить реабилитационный потенциал, определить нуждаемость в реабилитационных услугах, динамику и эффективность реабилитации в целом, но для проведения экспертизы он не предназначен. Для этих целей могут быть использованы только отдельные его элементы.

ЧИТАЙТЕ ТАК ЖЕ:  Пермячка с тремя неизлечимо больными детьми в одиночку строит дом.

s000317_915303Освидетельствование в онлайн-режиме

Жанагуль Дилжанова, начальник управления медико-социальной экспертизы Департамента соцпомощи Минтруда и соцзащиты населения Республики Казахстан

В нашей стране группу инвалидности имеют 3,6% жителей (у каждого десятого — I, более половины на II, почти у каждого третьего — III). Около 70% — трудоспособного возраста. Среди причин лидирует патология системы кровообращения.

Мы побывали в белорусских реабилитационных центрах и, признаться, в восторге от них. В Казахстане таких стационаров пока нет. Раннюю медреабилитацию нам еще предстоит развивать.

Наш конек — создание индивидуальных программ реабилитации. Таких ежегодно разрабатывается около 300 тыс.

Исследования по МКФ ведем с 2004 года. Помимо группы инвалидности определяем также процент утраты общей (от 30% до 100%) и профессиональной (от 5% до 100%) трудоспособности — но только тем, кто является участником обязательного социального страхования.

Гордимся своими информационными технологиями. С 2006 года служба отказалась от бумажного документооборота. Создали централизованную базу инвалидов через спутниковую систему. Освидетельствование на группу инвалидности проводим в онлайн-режиме, решение выносится в день обращения. Если требуются уточнения, не хватает документов, то выдача результата может затянуться до 10 рабочих дней.

База инвалидов интегрирована с информсистемами других госорганов. Если, допустим, МВД надо выдать человеку с ограниченными возможностями водительские права, нет необходимости требовать у него справку. Достаточно лишь посмотреть статус кандидата в нашей базе. Но — без указания диагноза, поскольку он является врачебной тайной.

s000317_981435«Нет» — трудовым рекомендациям, «да» — прогнозированию инвалидности

Наталия Розе, руководитель Даугавпилского отдела Государственной врачебной комиссии экспертизы труда и здоровья, Латвия

В зависимости от выраженности ограничений физических или психических способностей в нашей стране определяют три группы инвалидности: I — особо тяжелая (100–80% утраты трудоспособности), II — тяжелая (79–60%), III — умеренная (59–25%). Также внедрено понятие прогнозирования инвалидности. Выносится вердикт о функциональных ограничениях, которые могут ее вызвать, если не будет назначено лечение.

С прошлого года широко используем электронные услуги. Человек не выходя из дома дистанционно записывается на прием, получает информацию о своей инвалидности, итогах пересмотра решения и т. д. Система имеет высокую степень защиты. Решается вопрос о возможности доступа к ней семейного доктора.

Мы не пишем трудовых рекомендаций. Отказались от этой практики потому, что раньше после выдачи документа, где указывалось «II группа, человек нетрудоспособен», желающие работать даже подавали в суд за нарушение прав человека. Способен ли пациент с ограниченными возможностями выполнять ту или иную деятельность? Вывод делает работодатель, направляя кандидата на профосмотр.

Источникя: http://www.medvestnik.by/ru/issues/a_9235.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *