«Моя Света в коляске, ну и что?» История семьи, в которой жена не ходит

18 лет Светлана живет в инвалидной коляске. Когда случилась , она, как и многие, оказавшиеся в похожем положении, ничего хорошего от жизни уже не ждала. Но внезапно в ее судьбе появился Леонид. И отвел в загс. Вопреки здравому смыслу, холодному расчету и уговорам родственников. Мужчина искренне недоумевает: чем его Света отличается от других? Всего лишь тем, что не ходит?

Они знакомы с самого детства, учились в одной школе, жили на соседних улицах.

— В классе седьмом впервые обратил на нее внимание. У меня с ее младшим братом возник конфликт. И Света на правах старшей пришла его защищать. Увидел ее и подумал: «Какая красивая девочка», — вспоминает события 25-летней давности Леонид. — Но я был младше на год, и внимания она тогда на меня никакого не обращала. Конечно, о своих чувствах я никому не рассказывал. А потом жизнь нас и вовсе развела.

После окончания школы Леонид ушел в армию. А Света вышла замуж, родила сына и была счастлива. Но в один день все изменилось.

— Удар был такой силы, что нас всех выбросило из автомобиля. У друзей были рваные раны и переломы конечностей. Муж погиб на месте. У меня — оскольчатый с вывихом. Очевидцы потом рассказывали, что сразу после я карабкалась по траве вверх, пыталась выбраться из оврага на дорогу. Врачи удивлялись, как я с такими травмами вообще могла двигаться, но это был шок. Сама я ничего этого не помню, помню только, как до всего произошедшего мы отдыхали на озере, — рассказывает Света.

Потом были три недели в реанимации и месяцы в травматологии, мокрые от слез больничные подушки, вопросы «за что?», упреки и морфин, который помогал не сойти с ума.

— В какой-то момент появились совсем плохие мысли. Тогда бабушка пришла ко мне и сказала: «Света, у тебя ребенок (сыну на тот момент было 3 годика)! Подумай, как ему без тебя в жизни будет». После этого жалость к себе у меня как рукой сняло.

Полгода жить приходилось лежа. При этом ноги, вспоминает Светлана, то будто кипятком ошпаривали, то их било током, то придавливало многотонной плитой.

Наконец после нескольких операций, врачи разрешили своей пациентке сесть.

— Всему приходилось учиться заново, было ощущение, что ты на воздушном шарике, который все время норовит из-под тебя выскользнуть, — смеется Света. — Но я тогда была так счастлива, что пробовала снова и снова, а когда научилась, то готова даже была спать сидя.

Постепенно Светлана перестала мечтать о том, что когда-то пойдет, обвинять судьбу в несправедливости, и жизнь потекла своим чередом. Научилась обслуживать себя, запретила маме увольняться с работы, со всеми домашними делами справлялась сама. Сына забрала к себе и оформила над ним опекунство мать погибшего мужа, за что Светлана очень благодарна женщине, ведь тогда она бы с ним не справилась.

— Она воспитала отличного парня. Все, что в нем хорошего, — это от нее, — характеризует одновременно и сына, и его бабушку Света.

Как-то брат привел в дом приятеля. «А я тебя помню», — выпалила она. Это был тот самый, только возмужавший, Ленька из седьмого класса.

— Не скрою, у меня от увиденного случился шок. Но он как-то быстро прошел, и я потом уже не думал о том, что Света на коляске, и больше я ее уже никуда не отпускал. Точнее — сам не уходил. На следующий день сразу после работы пришел к ней. И через день тоже…

— Даа. Я такого никогда не видела. Каждый день, как по расписанию, приходил, — улыбается Светлана. — А потом предложил мне замуж. Конечно, я не согласилась. Я была уже взрослая тридцатилетняя, понимающая жизнь. Поэтому постоянно ему твердила: надо смотреть трезво на вещи. любовью, но потом ведь с этим придется как-то жить. Он ругался: «Почему ты за меня решаешь?».

— Я с работы, и сразу к Свете. До четырех утра у нее. Потом — домой, час поспал — и на работу. И так почти год. А она каждый раз мне твердила: «Подумай». Да о чем тут думать?

— Ну, знаете, не каждый бы решился…

— Я правда не понимаю, почему многие считают человека в коляске обузой. Ну какая Света обуза? Видели бы вы, как она в теннис рубится на республиканских сборах. И в шашках ей нет равных. Постоянно первые места, — и Леонид исчезает в другой комнате. А через минуту в его руках звенят многочисленные медали. — У меня, к примеру, нет ни одной такой.

— Вы не поверите, — продолжает Леонид, — но у меня только одна домашняя обязанность: утром, когда ухожу на работу, придвигать коляску поближе к матрасу, на котором спит Светлана. Все остальное она делает сама. Готовит, убирает… Единственное, ругаюсь, чтобы фартук надевать не забывала. Масло со сковороды на ноги брызгает, а она ведь боли не чувствует, потом остаются ожоги, которые долго не заживают. Ну ничего, скоро переедем в новую квартиру, я там оборудовал кухню так, чтобы Свете было удобно.

О своем личном они редко рассказывают посторонним. Счастье любит тишину. Но жесты и взгляды никуда не спрячешь. Кажется, что у этой пары совсем нет проблем.

Но это не так. По-прежнему Светлану мучают сильные боли в ногах, но самое страшное — спастика. Это когда все тело сковывает судорога, с которой нет никакой силы справиться. Но Света об этом говорить не любит даже с мужем.

— Что толку жаловаться? Болеть же от этого не перестанет. Давайте лучше лишний раз о безбарьерной среде в нашем городе напомним, потому что она никуда не годится. Самостоятельно колясочнику выбраться из дома просто нереально. У нас в подъезде пандус сделали, но он настолько неудобный, что Лёне проще спустить коляску со мной по ступенькам или на руках. И таких примеров у нас — через каждый метр.

https://news.tut.by/society/539918.html


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите правильный ответ: *