Вторник, 5 июля
Shadow

Профессия — симулянт

По данным Минздрава, среднестатистический житель нашей страны в год 13 раз обращается в поликлинику…

Надоело работать. Что делать? Есть несколько вариантов, например, взять отпуск за свой счет или сменить сферу деятельности. Правда, в этом случае на какое–то время придется затянуть пояс потуже: платить деньги за внеплановый отдых никто не будет, а пока присмотришь новое место службы, может пройти не один месяц. А жить–то хочется, как привык, ни в чем себе не отказывая. Вот тогда и появляются шальные мыслишки: а не заболеть ли… понарошку? Некоторые так увлекаются хождением по врачам, что из профессиональных работников, бухгалтеров или менеджеров, превращаются в профессиональных пациентов. Хотя врачи предпочитают называть их менее пафосно — симулянты.

Перец, клей, горчица

Одного актерского таланта, чтобы здоровому человеку в кабинете доктора превратиться в больного, мало. Градусник рассказами про озноб и головные боли не разжалобишь. Поэтому симулянты ищут всевозможные способы вызвать у себя симптомы физического недомогания. Нужна температура? Горчичный порошок под мышку! Глаза не слезятся? Нашатырь под нос! Все вместе — типичные признаки простуды.

Или другая ситуация. Например, пил не просыхая работник все выходные, вид помятый, горло покраснело. Сочинив на ходу историю о недомогании и ломоте в костях, многие пробуют выдать это за фарингит. Но врача так просто не обманешь: засомневавшись, он непременно попросит сдать анализы или пройти полное обследование. Хотя некоторые умудряются и здесь схитрить. Например, пожаловавшись на изжогу, тошноту и тупую боль в животе, пациент безропотно отправляется глотать зонд. Правда, предварительно натощак съедает пару щепоток перца или несколько таблеток аспирина. Неприятно, конечно, зато покажет, что слизистая оболочка желудка воспалена. А это уже гастрит.

— Симулянты среди наших пациентов есть, — подтверждает Дмитрий Шевцов, главный врач 34–й центральной районной клинической поликлиники Минска. — Мало того что человек от работы отлынивает, так еще и врачам нервы треплет. Бывает, доктор понимает: визитер явно симулирует, все заканчивается конфликтом. Тогда проводим экспертизу: сомнения подтверждаются, листок нетрудоспособности не выдаем. В результате только время теряем. Некоторые не понимают, что «больной» и «нетрудоспособный» — разные вещи. Например, если диагноз ОРЗ ставят строителю, который постоянно находится на сквозняках, то он нетрудоспособен. А офисный работник с простудой может закапать капли в нос, проглотить таблетку парацетамола и спокойно выполнять свои обязанности. Даже повышенная температура не всегда является основанием для выдачи больничного. Естественно, профессиональных пациентов такое положение дел не устраивает.

Симулянты делятся на два типа: мирные, которые спокойно уходят, если врач их раскусил, и скандалисты. До чего только не доходят они, желая получить заветный зеленый листок: жалобы, угрозы, чуть ли не с кулаками бросаются. Такие нервируют не только медперсонал, но и остальных пациентов. Когда до нахалов доходит, что справки не будет, они успокаиваются и уходят. Только вот докторам от этого не легче. Всем известно: врачей не хватает, поэтому они вынуждены сидеть на приемах до последнего пациента. Ежедневно каждому терапевту из поликлиники приходится иметь дело как минимум с одним–двумя притворщиками.

— Чаще всего симулируют общие респираторные или травматологические заболевания, — продолжает Дмитрий Евгеньевич. — Зачастую врач уже после нескольких минут беседы может распознать, что человек врет. В моей практике было много таких пациентов. Количество якобы заболевших в разы возрастает осенью и весной. Люди рассчитывают взять листок нетрудоспособности, чтобы отправиться на дачу. Но как–то столкнулся и с другим случаем. Пациентка вот уже два года подряд ходит на приемы, а от лечения, которое ей назначают, категорически отказывается. У нее сахарный диабет, проблемы с ногами, и она ждет ухудшения состояния здоровья, чтобы получить I группу инвалидности. В больницу ложиться не хочет, постоянно жалуется на врачей…

И что прикажете делать с такими пациентами? Одно дело, когда человек получает травму на производстве или тяжело заболевает. Тогда государство оказывает ему помощь, предоставляет льготы… А если речь идет, например, об алкогольном циррозе печени? Почему налогоплательщики должны содержать трутня? А он еще и к врачам приходить будет, стучать кулаком по столу, мол, подать мне лекарств дорогих, потому что я болен и мне теперь все обязаны.

Люди–невидимки

По данным Минздрава, среднестатистический житель нашей страны в год 13 раз обращается в поликлинику, а 289 пациентам из 1.000 требуется госпитализация. В Фонде социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты мне сообщили: за первый квартал этого года оплачено по временной нетрудоспособности 8.006.794 рабочих дня. Сумма на это ушла немаленькая — 299.381,9 миллиона рублей. Какая часть досталась симулянтам, сказать сложно.

Кстати, местонахождение каждого третьего заболевшего установить не удается. Почти на любом предприятии найдутся люди–невидимки. Месяц на справке с отитом, неделю на работе и снова на больничный — теперь уже с ангиной. А кто будет исполнять должностные обязанности сотрудника со слабым иммунитетом? Коллеги, у которых покрепче. Конечно, если речь идет об одной–двух неделях, никто отказываться не станет: всякое в жизни бывает, отчего же не выручить. Но постоянно задерживаться на работе допоздна, пока кто–то отдыхает дома и за это получает деньги?.. Тут уже даже самый ярый филантроп–энтузиаст начнет возмущаться.

— Тщательный отбор кандидатов, испытательный период и контрактная система позволяют минимизировать эту проблему, — считает Дмитрий Терешко, директор компании «Софтек Девелопмент». — Сотрудник в коммерческой структуре должен заработать свою зарплату. К сожалению, нам приходилось сталкиваться с симулянтами, но это скорее исключение из правил. Кроме того, в нашей компании активно поощряется здоровый образ жизни, спорт — так что болеть просто стыдно, и ребята чаще стараются скрыть факт болезни, чем имитировать ее. Ну не принято это у нас…

— Как руководитель к симулянтам тоже отношусь отвратительно, — вздыхает Василий Луферчик, ведущий инженер–электрик «Минскзеленстроя». — Одно дело, когда речь идет, например, о методе бригадного подряда. Тут все просто: работаешь за человека, получаешь за него деньги. А мои рабочие на окладах сидят: один больше выполнил, другой меньше, а зарплата у всех одинаковая. Симулянтов обычно терпят до тех пор, пока срок контракта не подходит к концу. Потом с таким сотрудником его не продлевают. Ну а какие еще методы могут быть? Звонить, взывать к совести? Какой смысл? Человек постоянно болеет, его обязанности выполняют другие, никому это не выгодно.

Порой бывает так: постоянно злоупотребляющие притворщики получают одну справку за другой, а ответственные работники даже с высокой температурой ходят на службу. И тут все зависит не только от врачей. Просто одни хитрецы умеют так вжиться в образ и рассказать симптомы, что не поверить им невозможно, а трудоголики даже явных признаков болезни не замечают до тех пор, пока недуг окончательно не свалит с ног. Видимо, некогда им. Здесь многое зависит от характера человека. Но есть некоторые законные методы, которые могут  если не добавить совести, то хотя бы ее разбудить.

— Есть постановление Совета Министров № 1624, разрешающее на любом предприятии создать специальную комиссию, которая могла бы отследить ситуацию с листками нетрудоспособности, — уточняет Галина Комаровская, адвокат Минской городской коллегии адвокатов. — Если сотрудник продолжительное время отсутствует на работе, делают запрос в поликлинику об обоснованности выдачи больничного. Члены комиссии могут встретиться с врачом, навестить пациента дома. Если раскрывается обман, об этом докладывают нанимателю, и уже он будет принимать меры. В моей практике были случаи, когда листки нетрудоспособности подделывались и те, кто занимался этим, несли уголовную ответственность. Если человек непрерывно болеет больше четырех месяцев, наниматель по трудовому законодательству может расторгнуть с ним договор. Главное, не обижаться, если комиссия подает запрос в поликлинику. Это право нанимателя, который обязан заботиться обо всех сотрудниках, в том числе и тех, кого болезнь не подкосила. Почему кто–то должен работать за двоих?

Специальные комиссии нужны не только для того, чтобы разоблачать притворщиков. Подозрения подозрениями, но вдруг человек попал в сложную жизненную ситуацию и действительно серьезно заболел? Может быть, нанимателю разумнее направить такого сотрудника на оздоровление или выплатить ему материальную помощь, чтобы он быстрее оправился от недуга и вернулся в коллектив? Принять такое решение руководителю может посоветовать все та же комиссия. Конечно, проблема симулянтов существовала всегда. Одной газетной публикацией ее не решить. Но может быть, стоит придумать меры, которыми можно подействовать на притворщиков. Почему бы, например, не ввести ответственность за введение в заблуждение врачей и работодателя?

Автор публикации: Елена СОЛОВЬЕВА


Связанные записи


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.