Воскресенье, 3 июля
Shadow

Возрастом не вышли: как обеспечить лекарствами взрослых с диагнозом СМА

В России насчитывается более 300 взрослых с диагнозом спинальная мышечная атрофия (СМА). На препараты для них требуется около 6 млрд рублей в год, утверждают эксперты. Финансирование их лечения отнесено к полномочиям регионов, но некоторым больным приходится судиться за право на лекарства. И не всегда успешно. Существование проблемы признал президент России Владимир Путин и сообщил, что власти думают над ее решением. В проблемах лекарственного обеспечения взрослых с диагнозом разбирались «Известия».

Детям лучше

На большой пресс-конференции 23 декабря Владимир Путин рассказал, что власти думают над расширением возможности оказания помощи совершеннолетним с диагнозом спинальная мышечная атрофия (СМА). Сейчас в России, по данным специалистов Минздрава, живут около 1,5 тыс. человек с диагнозом СМА, из них более 300 — старше 18 лет.

На лечение одного пациента в год требуется 15–20 млн рублей, рассказал «Известиям» директор Медико-генетического научного центра им. академика Н.П. Бочкова, главный внештатный специалист по медицинской генетике Минздрава России Сергей Куцев.

до 18 лет получают лекарства благодаря фонду «Круг добра». Он создан в январе 2021 года указом президента России. Средства в фонд поступают за счет повышения ставки НДФЛ с 13% до 15% для граждан с доходами более 5 млн рублей в год. На сайте организации говорится, что на 11 ноября лекарствами обеспечены 1704 ребенка с различными орфанными заболеваниями, израсходовано 34 млн рублей.

— Раньше, до создания фонда «Круг добра», обеспечение лекарствами всех пациентов с ложилось на плечи субъектов Федерации. Конечно, эти лекарства дорогостоящие, а у регионов разные возможности. Сейчас, благодаря решению президента РФ о создании фонда, детям оказывают полноценную помощь. Это очень важно, потому что все подобные заболевания проявляются в детском возрасте, и необходимо как можно быстрее назначать лечение, — отметил Сергей Куцев.

Однако фонд занимается лишь несовершеннолетними. Как только человеку исполняется 18, «Круг добра» уже не имеет права финансировать покупку препаратов. Теперь эти средства должны выделять из бюджета региона, где живет пациент.

С учетом числа больных и стоимости лечения речь идет примерно о 6 млрд рублей ежегодно, добавил эксперт.

— По большому счету разницы в лечении маленького и взрослого пациентов нет, — объяснила «Известиям» учредитель и директор фонда «Семьи СМА» Ольга Германенко. — В настоящее время существует три препарата для больных СМА — это «Спинраза», «Рисдиплам» и «Золгенсма». Для лечения взрослых людей используются только первые два лекарства. Например, «Спинраза» в среднем сейчас стоит 4,5 млн за флакон. В первый год лечения необходимо шесть флаконов, а в последующие — три. «Рисдиплам», стоимость которого около 680 тыс., рассчитывается в зависимости от веса.

Одними препаратами нужды больных не ограничиваются.

— Помимо лекарств им необходимы коляски, откашливатели, вертикализаторы, аппарат вентиляции легких. Стоимость каждого такого прибора начинается от 300 тыс. до миллиона рублей, — добавила Ольга Германенко.

Фонд «Семьи СМА» существует за счет пожертвований и президентских грантов, его специалисты консультируют и помогают 1183 пациентам с этим диагнозом.

Многие люди обращаются за помощью в подобные неправительственные организации, потому что им сложно получить помощь из регионального бюджета. Зачастую право на лекарство приходится доказывать в судах. «Известия» связались с людьми, которые столкнулись с подобными трудностями.

Борьба с системой

— Основная сложность при лечении СМА — это назначение лекарства. Довольно сложно пройти все круги системы регионального здравоохранения, чтобы получить необходимые документы для лечения, — поделилась своей историей жительница Краснодарского края Лариса Романенко. — Я получала назначение, шла в свою поликлинику, но каждый раз мне отказывали в покупке лекарств, объясняя это тем, что взрослых пока не лечат и не знают даже, как оформляются документы. С помощью юриста я добилась назначения препарата, но на это ушло полтора года.

29 декабря Лариса Романенко получит третью инъекцию «Спинразы». Но траты на лечение на этом не закончатся. Около 200 тыс. рублей в месяц женщине требуется для посещения реабилитационного центра.

— Конечно, нам нужна поддержка фондов. Мне старается помогать сын, но он военный, ему приходится много ездить, и я не хочу сваливать на него свои проблемы, — добавила Лариса Романенко.

Жительнице Москвы Марине Лисиной, которая уже 25 лет живет с диагнозом СМА, не так повезло с лечением. Уже больше года она пытается доказать через суд, что ей положены лекарства.

— За лечение я стала бороться в 2020 году. Помешала, конечно, пандемия, но в ноябре 2021 года от федерального Научного центра неврологии получила назначение «Спинразы». Обратилась в свою поликлинику, чтобы там провели врачебную комиссию и передали информацию в департамент здравоохранения Москвы для закупки лекарства, — рассказала Марина Лисина.

Поликлиника не стала созывать комиссию и переадресовала пациентку к главному внештатному неврологу Москвы. В феврале 2021 года Марина Лисина приехала на прием к специалисту, но и тут не добилась назначения препарата. После чего решила идти в суд.

— Первое заседание состоялось в июне. К тому времени департамент здравоохранения Москвы создал на базе ГКБ им. Вересаева Центр орфанных заболеваний и направил меня туда. Но после трехнедельного пребывания в клинике врачебный отказал мне в назначении сразу двух препаратов. Специалисты объяснили это тем, что у меня плохие мышцы, и лечение не даст положительного эффекта. Как же так, раз я не смогу пробежать марафон, значит, и лечить меня не надо? — возмущается собеседница «Известий».

Еще одно Марина Лисина прошла в ГКБ №67. Но и здесь комиссия пришла к выводу, что лечение не требуется. Суд женщина также проиграла.

Я поехала в Питер и прошла еще две комиссии. Одну на базе НМИЦ им. Алмазова, а вторую — на базе Института экспериментальной медицины. И оба центра пришли к выводу, что мне нужно как можно скорее начинать лечение. С этими результатами я подам на апелляцию, — добавила Марина Лисина.

«Известия» направили запрос в департамент здравоохранения Москвы по поводу лекарственного обеспечения взрослых-спинальников.

В зоне ответственности

Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что выходов из ситуации не так много: взять на вооружение схему финансирования детского лечения, то есть через специализированный фонд, либо возложить это бремя на федеральный бюджет.

У многих регионов просто нет средств, для того чтобы помочь взрослым людям с диагнозом СМА, пояснил «Известиям» зампред комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный.

— Даже богатая пытается каким-то образом сэкономить или урезать расходы на орфанных пациентов. На мой взгляд, этот вопрос необходимо решать комплексно. Надо принимать законопроект о лекарственном страховании независимо от заболевания, категории граждан, возраста, — считает Алексей Куринный. — Если есть эффективное лекарство, которое улучшает качество жизни и продлевает ее, то вне зависимости от его стоимости государство должно обеспечивать им пациента за счет бюджетных средств. Такой подход практикуется в большинстве стран мира.

Основной способ решения проблемы финансирования взрослых с диагнозом СМА — переложить эту задачу на федеральный бюджет, согласился зампред комитета ГД по охране здоровья Сергей Леонов.

— Совершеннолетним людям с диагнозом можно помочь только одним способом — из федерального бюджета выделять деньги на льготное лекарственное обеспечение. Иных способов помочь им нет, — считает парламентарий.

Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский напомнил «Известиям», что с 2008 года в России действует государственная программа высокозатратных нозологий (ВЗН). В ее рамках пациенты с серьезными, в том числе генетическими заболеваниями обеспечиваются необходимой терапией централизованно за счет федерального бюджета. Программа распространяется на 14 заболеваний, но в этом списке пока что нет.

— Я хочу отметить последовательность действий государства в вопросах привлечения средств федерального бюджета на решение проблем с редкими заболеваниями. К программе ВЗН недавно были присоединены некоторые редкие заболевания, и теперь очередь за СМА, — полагает Валерий Рязанский.

При этом сенатор не исключил, что помощь совершеннолетним пациентам с также может оказываться через фонд «Круг добра», ведь и дети, и взрослые имеют одинаковое право на предоставление медицинской помощи.

Экономическую модель, по которой выстроено финансирование «Круга добра», можно охарактеризовать как передовую, она успешно справляется с помощью детям с диагнозом СМА, отметил в разговоре с «Известиями» представитель фонда. Однако в данный момент юридически он может оказывать помощь лишь несовершеннолетним.

В любом случае помощь пациентам с редкими заболеваниями — это ответственность государства, резюмировал Валерий Рязанский, и постепенно федеральный бюджет будет забирать подобные программы на себя, снимая часть нагрузки с регионов.

Источник iz.ru


Связанные записи


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.